Стокгольмский синдром – что это такое, причины возникновения

Содержание

Стокгольмский синдром – что это такое, причины возникновения

Что такое стокгольмский синдром

Содержание статьи:

  1. Понятие и причины
  2. Проявления
  3. Разновидности
    • Бытовой
    • Корпоративный
    • Синдром покупателя

  4. Особенности лечения

Стокгольмский синдром (он же синдром заложника) — это линия поведения, которая иногда возникает между жертвой и агрессором. Точнее — изменение нормального, природного отношения обиженного к обидчику на не совсем понятные окружающим эмоции. То есть смена страха, ненависти на сочувствие, симпатию и даже любовь.

Понятие и причины стокгольмского синдрома

О феномене «превращения» мучителя в положительного героя в глазах жертвы широко заговорили в 70-х годах прошлого столетия после громкого ограбления одного из банков Стокгольма. Примечательным этот криминальный случай стал потому, что после 6-дневного пребывания в заложниках последние вдруг встали на сторону своих похитителей. Мало того, одна из заложниц даже обручилась с налетчиком. Поэтому такая нестандартная психологическая реакция на стрессовую ситуацию получила название «стокгольмский синдром».

На самом деле свойство потенциальной жертвы со временем переходить на сторону своего обидчика было замечено намного раньше. Еще во второй половине 30-х годов Анна Фрейд завершила работу своего знаменитого отца и предоставила миру концепцию психологической защиты человека в сложной стрессовой ситуации, которая во многом объясняла такое поведение. Согласно основным тезисам этой концепции, жертва, находясь определенное время со своим мучителем, начинает отождествлять себя с ним. В результате ее гнев, ненависть, страх и обида сменяются пониманием, оправданием, сочувствием, симпатией к обидчику.

Для развития стокгольмского синдрома есть несколько предрасполагающих факторов:

    Длительное совместное пребывание заложников (жертв) и преступников (агрессоров);

Гуманное отношение к жертвам — именно лояльное отношение имеет все шансы в определенный момент вызвать в них чувство благодарности и сочувствия к своим обидчикам;

Наличие реальной угрозы здоровью и/или жизни, которая явно выражается агрессором;

  • Отсутствие других вариантов развития событий, которые отличаются от продиктованных захватчиками.
  • Условно механизм развития стокгольмского синдрома можно описать следующим образом:

      Установка «особой» связи между жертвой и агрессором в условиях вынужденного тесного общения.

    Готовность жертв к полному подчинению с целью сохранить себе жизнь.

    Сближение с агрессором в ходе разговоров, расспросов, рассуждений. Благодаря изоляции со своим обидчиком у жертвы есть возможность узнать причины и мотивацию его агрессивного (преступного) поведения, его мечты, переживания, проблемы.

  • Формирование под воздействием стресса и лояльного поведения агрессора эмоциональной привязанности к нему, возникновение чувства благодарности за сохраненную жизнь, а также желания понять, поддержать, помочь ему.
  • В результате люди, которые проходят все эти четыре этапа, не только переходят «на темную сторону», но и могут даже оказывать сопротивление при освобождении.

    Проявления стокгольмского синдрома

    Определить наличие у человека «синдрома заложника» не сложно — есть несколько характерных признаков такой психологической реакции, которые встречаются в любом варианте ситуации «жертва-агрессор»:

      Отождествление себя с преступником (тираном). Жертва насилия изначально (на подсознательном уровне) выбирает тактику покорности, рассчитывая на благосклонность агрессора и на то, что это поможет сохранить ей жизнь. В процессе дальнейшего общения покорность постепенно перерастает в сочувствие, понимание и даже одобрение поведения тирана. Именно поэтому есть случаи, когда заложники защищали и оправдывали своих похитителей, а пострадавшие от домашнего насилия — своих агрессивных домочадцев.

    Искажение реальности. Длительное пребывание в тесном общении со своим обидчиком имеет еще одну сторону для жертвы — у нее меняется ракурс видения происходящего. Если захватчиками движут политические или идеологические мотивы, склонный к стокгольмскому синдрому человек может настолько проникнуться идеями и обидами террористов, что будет считать их действия правильными и справедливыми. Подобная реакция формируется и при бытовом насилии. Только в этом случае «скидка» насильнику дается за счет трудного детства, тяжелой работы (или ее отсутствия), болезни, алкоголя, собственного бессилия и т.д.

  • Переоценка ситуации. Стрессовая ситуация настолько обостряет боязнь за свою жизнь, что жертва начинает воспринимать любые попытки ее улучшить отрицательно. Так, в случае заложников — они боятся освобождения еще больше, чем террористов. Согласно их размышлениям, мирное сосуществование с преступниками дает больше шансов выжить, чем при попытках спасения. Ведь исход спасательной операции может быть непредсказуемым — они могут погибнуть и от рук захватчиков, и от рук самих спасателей. В быту ситуация аналогична: жертва отчаянно защищает своего агрессора, отвергая любые попытки изменить ситуацию (развод, вмешательство родственников или правоохранительных органов), подсознательно боясь еще больше его разозлить. Она живет потребностями и желаниями своего тирана, а не своими собственными.
  • Разновидности стокгольмского синдрома

    Как уже упоминалось, синдром заложника может проявляться не только в условиях захвата или ограбления. Кроме этих ситуаций, такой феномен поведения может наблюдаться в быту и на работе. Рассмотрим эти случаи подробнее.

    Бытовой (социальный) стокгольмский синдром

    Примечательно, что примеры стокгольмского синдрома встречаются не только в ситуации «заложник-преступник». Есть случаи, когда такая модель отношений работает и в быту, в семье. В этой ситуации один из супругов (детей, родственников) отчаянно защищает своего домашнего агрессора. Чаще всего в роли жертвы выступает жена, в роли агрессора — муж.

    И здесь может быть несколько причин развития такого ущербного сценария отношений:

      Особенности характера. В этом случае представительница прекрасного пола уверена в том, что она просто не достойна нормальных отношений или воспринимает отношения по принципу «бьет — значит, любит», «лучше уж так, чем быть одной». Поэтому неуважительное, грубое отношение к себе воспринимает как должное. Мужчина же, который от природы имеет властный, взрывной характер, выбирает себе в супруги именно такую, слабую женщину, которой он сможет управлять, повелевать и самоутверждаться.

    Ошибки в воспитании. Сделать из дочери жертву могут и сами родители, которые воспитывают ее методом угнетения, критики и унижения, или вообще не занимаются ребенком, вызывая в нем чувство ненужности. В свою очередь вырасти тираном может мальчик, который воспитывается в атмосфере агрессии и унижения, впитывает ее в себя как норму отношений и несет во взрослую жизнь.

  • Последствия травматической ситуации. Роль «смирно терпящей» может сформироваться у женщины уже в ситуации насилия как защитный механизм. Она думает, что если будет вести себя покорно и тихо, то у ее тирана будет меньше поводов для гнева. Значительно усложняет такую ситуацию наличие детей — зачастую именно попытки сохранить полноценную семью (по ее мнению) заставляют женщин прощать своих обидчиков. Та же стрессовая ситуация, связанная с насилием, может сделать из мужчины агрессора. Пережив ее однажды в роли жертвы, он решает отыгрываться за свой позор или бессилие на других.
  • Очень часто такая форма отношений приобретает форму замкнутого круга: насилие — раскаянье — прощение — насилие. Слабость характера жертвы и ее неспособность решить проблему «в корне» дает агрессору возможность издеваться дальше.

    В результате пострадавшая сторона вырабатывает определенную тактику выживания рядом со своим мучителем:

      Акцентирование на положительных и отрицание негативных эмоций. К примеру, благостное спокойное поведение агрессора каждый раз воспринимается как надежда на улучшение отношений, и жена отчаянно старается ничем его не нарушить. И при этом так же отчаянно старается не думать о том, что будет, если тиран все же «сорвется».

    Утрата своего «Я». Попытки сохранить хрупкий мир в семье заставляют жертву настолько проникнуться интересами, привычками и желаниями своего мучителя, что она начинает жить его жизнью, забывая о своей. Ее целью становится первоочередное удовлетворение потребностей тирана и полная поддержка любого его мнения. Свои же потребности и жизненные кредо отходят далеко на задний план.

    Скрытность. Нежелание постороннего вмешательства в семейную ситуацию и неприятие ущербности отношений заставляет женщину (ребенка) максимально ограничивать доступ к своей личной жизни. Они либо избегают разговоров на тему семейных взаимоотношений, либо ограничиваются стандартной фразой «все нормально».

    Гипертрофированное чувство вины. Мало того, что домашний агрессор постоянно получает от своей жертвы прощение, очень часто она сама винит себя (свой характер, поведение, умственные способности, внешность и т.д.) в том, что он ведет себя агрессивно.

  • Самообман. Еще одно психологическое приспособление к ситуации при стокгольмском синдроме в быту, когда страдающий от насилия член семьи убеждает себя в положительности агрессора. Это формирует ложные чувства уважения, любви и даже восхищения.
  • Корпоративный стокгольмский синдром

    Работа — еще один «фронт», где человек может проявлять свои диктаторские наклонности. Неудивительно, что жесткие требования начальства в отношении объемов, сроков работы, дисциплины, корпоративной культуры формируют у многих работников патологическое чувство вины, беспомощности и собственной некомпетентности.

    Часто работодатели используют общеизвестный принцип кнута и пряника, стимулируя работу специалиста мнимыми компенсациями — премиями, отгулами, повышением и другими привилегиями. Однако, когда работник, уставший выполнять сверхурочную или не свою работу, все-таки насмелится потребовать обещанное — начальник-тиран покажет свои «зубы», найдя сотню причин, чтобы отказать. Вплоть до оскорблений, обвинения в некомпетентности и даже угрозы увольнения. И если у человека развился стокгольмский синдром в отношениях с начальником, он безропотно (или тихо ропща) пойдет работать дальше.

    Примечательно, что действительно продуктивного работника увольняют очень редко. Поэтому иногда для снятия напряжения ему все-таки подкидывают «конфетку» в виде благожелательных откликов, похвалы или материальных выгод (бонусов, премии и т.п.).

    «Сломленный» такими условиями работы сотрудник со временем настолько свыкается с перегрузкой и неблагодарным отношением, что воспринимает это как должное. Его самооценка снижается, а желание что-либо изменить вызывает внутреннее сопротивление. При этом страх увольнения или боязнь не оправдать ожидания начальства становятся одними из самых главных движущих сил. А сама мысль о смене работы не допустима.

    Стокгольмский синдром покупателя

    Интересно, что современные психологи выделили еще одни нестандартные отношения, подпадающие под понятие синдрома заложника. Это отношения шопоголика и товаров (услуг). В этом случае в роли жертвы выступает человек, который не может обуздать свое желание делать покупки, а в роли агрессора — сами покупки (услуги).

    В этом случае шопоголик не только не признает, что его покупки бесполезны (не нужны, не практичны, излишне дороги и т.д.), а сам он зависим от покупок, он отчаянно пытается убедить окружающих в обратном — в том, что купленные им вещи или оплаченные услуги крайне необходимы. И пусть не прямо сейчас, но позже обязательно пригодятся.

    Одним из очень веских (по их мнению) оправданий могут быть скидки, акции, бонусы и распродажи. И пусть где-то в глубине души они осознают, что все эти «приманки» не последние и будут повторяться не раз, там же, в душе, живет страх, что этого не случится. Поэтому шопоголикам очень трудно сдержать свое желание совершить покупку или оплатить услугу.

    Особенности лечения стокгольмского синдрома

    Синдром заложника — это проблема психологического характера, поэтому она требует, в первую очередь, помощи психолога. Лечение в этом случае будет направлено на решение следующих задач:

      Осознание своего положения жертвы и ущербности ситуации.

    Понимание нелогичности своего поведения и поступков.

  • Оценка бесперспективности и иллюзорности своих надежд.
  • Наиболее сложный для коррекции вид стокгольмского синдрома — бытовой, поскольку очень сложно убедить жертву домашнего насилия в том, что единственным выходом из ситуации является уход от насильника. И все надежды на то, что он изменится — тщетны. Наименее опасный в плане лечения покупательский синдром — его коррекция занимает меньше времени и дает более эффективные результаты.

    Самый лучший способ, как избавиться от стокгольмского синдрома на работе — смена этой самой работы. Однако, если на данный момент это не совсем подходящий вариант, есть несколько советов, как, по крайней мере, немного смягчить рабочую атмосферу. Во-первых, найдите самый удобный для вас способ поднять свою самооценку (самовнушение, советы психологов, психологические практики и т.д.). Во-вторых, правильно расставьте жизненные приоритеты и помните, что работа — это всего лишь работа. В-третьих, храните и цените свою индивидуальность, ваши интересы и предпочтения не должны в обязательном порядке совпадать с интересами и предпочтениями руководства. В-четвертых, не зацикливайтесь, даже если вы пока что не можете решиться сменить работу, ничто вам не мешает находиться в курсе рынка труда — просматривайте вакансии, посещайте «нужные» для карьеры мероприятия, участвуйте в проектах и т.п.

    Как лечить стокгольмский синдром — смотрите на видео:

    Стокгольмский синдром ( Синдром выживания заложника , Синдром здравого смысла , Синдром идентификации заложника , Стокгольмский фактор )

    Стокгольмский синдром – это специфическое психологическое состояние, характеризующее парадоксальную взаимную или одностороннюю симпатию между жертвой и агрессором. Возникает в ситуациях захвата заложников, похищения, угроз, применения насилия. Проявляется сочувствием к преступникам, попытками рационально объяснить, оправдать их действия, отождествлением себя с ними, помощью агрессорам при вмешательстве полиции, вынесении официальных обвинений. Диагностика проводится психологами, психиатрами с помощью наблюдения, клинической беседы, опроса свидетелей. Коррекция выполняется после окончания конфликта методами психотерапии.

    МКБ-10

    Общие сведения

    Термин «стокгольмский синдром» введен криминалистом Н. Бейеротом в 1973 году при исследовании ситуации захвата в заложники сотрудников швейцарского банка в городе Стокгольм. Сам феномен парадоксального поведения жертвы был описан в 1936 году А. Фрейд, получил название «идентификация с агрессором». Существует множество синонимов синдрома – синдром идентификации заложника, стокгольмский фактор, синдром здравого смысла. Распространенность среди жертв террористов составляет 8%. Данный поведенческий феномен не включен в официальные классификации заболеваний, рассматривается как нормальная адаптивная реакция психики на травмирующее событие.

    Причины

    Условием развития синдрома является ситуация взаимодействия с агрессорами – группой людей или одним человеком, ограничивающим свободу, способным совершить насилие. Парадоксальное поведение жертвы разворачивается при политических, криминальных терактах, военных операциях, тюремном заключении, похищении, развитии диктатуры внутри семей, профессиональных коллективов, религиозных сект, политических групп. Гуманизации отношений между захватчиком и жертвой способствует ряд факторов:

    • Демонстрация насилия. Люди, подвергнутые физической расправе, наблюдающие ее со стороны, склонны к проявлению гуманного отношения. Страх смерти, увечий становится источником мотивации поведения.
    • Языковой, культурный барьер. Данный фактор может препятствовать развитию синдрома или увеличивать вероятность его возникновения. Положительное влияние объясняется тем, что другой язык, культура, религия интерпретируются как условия, оправдывающие жестокость агрессоров.
    • Знание приемов выживания. Психологическая грамотность обеих участников ситуации усиливает гуманизацию взаимоотношений. Активно задействуются механизмы психологического влияния, способствующие выживанию.
    • Личностные качества. Синдром чаще наблюдается у людей с высоким уровнем коммуникативных навыков, способностью к эмпатии. Дипломатическое общение способно изменить действия агрессора, снизив риски для жизни жертв.
    • Длительность травмирующей ситуации. Синдром возникает на протяжении нескольких суток после начала активных действий преступника. Длительное общение позволяет лучше узнать агрессора, понять причины насилия, оправдать действия.

    Патогенез

    Стокгольмский синдром является механизмом психологической защиты, формируется бессознательно, но может быть постепенно осознаваем жертвой. Он разворачивается на двух уровнях: поведенческом и психическом. На уровне поведения жертва демонстрирует принятие, послушание, выполнение требований, оказание помощи агрессору, что увеличивает вероятность положительной реакции – сокращения насильственных действий, отказа от убийства, согласия на переговоры. Для жертвы повышается вероятность выжить, сохранить здоровье. На психическом уровне синдром реализуется через идентификацию, оправдание поступков «террориста», прощение. Такие механизмы позволяют сохранить целостность Я как системы личности, включающей самоуважение, любовь к себе, силу воли. Психологическая защита предупреждает развитие психических расстройств после травматичной ситуации – люди легче справляются со стрессом, быстрее возвращаются к привычному образу жизни, не страдают ПТСР.

    Симптомы

    Идентификация жертвы с личностью агрессора возникает в разных типах отношений: при вооруженных захватах, похищениях, семейных и профессиональных конфликтах. Ключевая особенность – распределение ролей. «Жертва», не имея средств для активной самозащиты, занимает пассивную позицию. Поведение «агрессора» преследует определенную цель, часто реализуется согласно плану или привычному сценарию, при котором угнетение жертвы является условием достижения результата. Стремление гуманизировать отношения проявляется попытками установить продуктивный контакт. Человек, занимающий позицию жертвы, оказывает необходимую медицинскую, бытовую помощь агрессору, инициирует беседу. Темой обсуждения часто становятся аспекты личной жизни – семья, вид деятельности, причины, побудившие к насилию, совершению преступления.

    В отдельных случаях жертвы защищают агрессоров от полиции, обвинений при судебном разбирательстве. Если стокгольмский синдром развивается на бытовом уровне между членами семьи, пострадавшие часто отрицают факт насилия и тирании, отзывают собственные официальные заявления (обвинения). Существуют примеры, когда заложники скрывали преступника от полицейских, закрывали его собственным телом при угрозе применения оружия, выступали на судебных заседаниях на стороне защиты. После разрешения критической ситуации агрессор и жертва могут стать друзьями.

    Осложнения

    Стокгольмский синдром – форма адаптивного поведения в ситуации угрозы. Он направлен на защиту жертв от действий агрессоров, но при этом может стать препятствием для действий реальных защитников – полицейских, группы специального подразделения, обвинительной стороны при судебных разбирательствах. Особенно неблагоприятные последствия наблюдаются в «хронических» ситуациях, например, при домашнем насилии. Избежав наказания, агрессор повторяет свои действия с большей жестокостью.

    Диагностика

    Специфических диагностических методов для выявления синдрома не разработано. Обследования выполняются после завершения психотравмирующей ситуации. Признаки доброжелательного отношения жертвы к захватчикам определяются в ходе беседы, наблюдения за поведением в периоды судебных заседаний. Обычно люди открыто рассказывают о произошедших событиях, стремятся оправдать преступников в глазах врача-психиатра или психолога. Они преуменьшают значимость, реальность прошедшей угрозы, склонны обесценивать риски («он бы не стал стрелять», «он ударил, потому что был спровоцирован»). Для большей объективизации исследования проводится опрос других пострадавших либо наблюдателей. Их рассказы сопоставляются с данными опроса пациента.

    Лечение стокгольмского синдрома

    В опасной ситуации (террористического захвата, деспотичного поведения начальника, супруга) стокгольмский синдром поощряется специалистами служб поддержки. Вопрос о терапии становится актуальным после конфликта, когда жертва находится в безопасности. Часто специальная помощь не требуется, спустя несколько дней проявления синдрома исчезают самостоятельно. При «хронических» формах (бытовом стокгольмском синдроме), необходима психотерапия. Распространено применение следующих ее видов:

    • Когнитивная. При легких формах синдрома используются методы убеждения, смысловой переработки установок. Психотерапевт рассказывает о механизмах, лежащих в основе приспособительного поведения, о нецелесообразности такого отношения в нормальной жизни.
    • Когнитивно-поведенческая. Техники убеждения, изменения представлений об агрессоре сочетаются с разработкой и внедрением поведенческих шаблонов, позволяющих уйти от роли жертвы. Обсуждаются варианты ответов на угрозы, способы предотвращения конфликтов.
    • Психодрама. Данный метод помогает восстановить критическое отношение пациента к собственному поведению, к поведению агрессора. Психотравмирующая ситуация проигрывается, обсуждается участниками группы.

    Прогноз и профилактика

    Случаи стокгольмского синдрома, произошедшие вследствие терактов и похищений, имеют благоприятный прогноз, реабилитация продуктивно проходит при минимальной психотерапевтической помощи. Бытовой и корпоративный варианты хуже поддаются коррекции, так как сами жертвы склонны отрицать наличие проблемы и избегать вмешательства психологов. Способы профилактики данного состояния не являются актуальными, адаптивное поведение направлено на сохранение физического и психического здоровья жертв, подверженных агрессии. Чтобы предупредить развитие неблагоприятных последствий, необходимо обеспечить пострадавшим психологическую помощь.

    Стокгольмский синдром – причины и условия для его развития

    О стокгольмском синдроме нередко можно услышать в средствах массовой информации и литературе о психологии. Впрочем, многим неизвестно, что же за определение таится за этим термином. Узнайте больше об этом явлении (история, симптомы, лечение), ведь оно нередко встречается и в бытовых ситуациях, и вовсе не исключено, что вы тоже подвержены синдрому.

    Стокгольмский синдром: что это

    Также его проявление встречается в повседневной жизни. Пример: жена защищает тирана-мужа, продолжая страдать от его агрессии.

    Предполагается, что термин «стокгольмский синдром» был введен в обиход криминалистом Нильсом Биджеротом при анализе ситуации, случившейся в Стокгольме летом 1973 года. Два преступника проникли в банк, захватив в плен четырех заложников (мужчину и трех женщин). На протяжении нескольких дней рецидивисты угрожали их жизням, периодически делая послабления. Полиция освободила заложников, но последовал неожиданный поворот: жертвы начали защищать преступников и даже препятствовали работе оперативников. Конфликт удалось разрешить благополучно: грабители оказались в тюрьме. Жертвы же начали требовать для них амнистии, периодически посещая арестованных в заключении. Одна из бывших заложниц развелась с супругом, решив связать судьбу с преступником, угрожавшим ее жизни. В скором времени у еще одной женщины, из числа удерживаемых, начался роман со вторым преступником.

    Механизмы описанной реакции изучались и раньше. Выяснилось, что во время захвата у некоторых заложников может возникнуть психологическая связь с преступником, бывая односторонней и взаимной. В критической ситуации это явление не назвать минусом: при симпатии захватчика к заложнику повышается шанс на спасение.

    Стокгольмский синдром – это явление, характерное не только для террористических актов, но и между пленными и охранниками, заключенными и тюремщиками, жителями оккупированных территорий и захватчиками и так далее. Подразумевается любая ситуация, когда в зависимости у более сильной стороны оказывается более слабая.

    Стокгольмский синдром встречается и в семьях с домашним насилием. Женщина начинает оправдывать психологическое насилие, побои и прочие подавления со стороны партнера. Этот случай отличен от классического иллюзорностью безвыходности ситуации, тогда как в случае с захватом заложников пассивная сторона объективно не имеет выхода из положения.

    Причины и благоприятные условия для развития отклонения

    Жертва стокгольмского синдрома не становится сторонником преступности и терроризма, как может поверхностно показаться. Происходящее с ним – бессознательно. Включается защитная реакция психики – негативные эмоции сходят к минимуму, что в некотором роде помогает обезопаситься физически.

    В семейных отношениях страдающая женщина пытается оправдать поведение мужа, виня себя в его агрессии или тщательно скрывая от окружающих реальное положение вещей. Подавляющее число женщин со стокгольмским синдромом до конца жизни приспосабливаются к действиям тирана. Даже если родственники и друзья пытаются оказать помощь в избавлении от агрессора, жертва игнорирует собственные интересы и противится «освобождению».

    Необходима помощь психолога – он поможет избавиться от «корней» проблемы. Домашнее насилие терпят женщины, имеющие глубокие комплексы, расстройства. Они несчастны и в прочих сферах жизни, являясь для других «подушкой для битья» – на работе, в обществе.

    Симптомы

    Основные симптомы стокгольмского синдрома:

    • Жертва отождествляет себя с агрессором. Первое время «включается» своеобразный иммунитет и самовнушение, что преступник не навредит, если относится к нему положительно и поддерживать. Целенаправленно желая получить снисхождение и одобрения агрессора, жертва идет на всевозможные поступки.
    • В большинстве ситуаций жертвы понимают, что мероприятия, проводимые для их освобождения от тирана или преступника, могут им навредить. Попытки вырвать пленника из рук захватчика могут пойти не по плану, и жизнь слабой стороны может оказаться в еще большей опасности. Зачастую захваченный приходит к выводу, что встать на сторону агрессора – безопаснейший путь.
    • Длительное нахождение с агрессором затуманивает осознание того, что он – преступник, переходящий черту закона. Он «становится» обычным человеком со своими слабостями, проблемами, достоинствами.
    • Стокгольмский синдром ярко проявляется в идеологической и политической сфере. Терпя несправедливость со стороны правительства или иных вышестоящих людей, человек постепенно обретает уверенность, что захватчик прав в своих действиях.
    • Захваченный мысленно «блокирует» реальность, уверяя себя, что происходящее вскоре благополучно разрешиться.

    Диагностика синдрома

    Специфических методов для диагностики стокгольмского синдрома не выявлено. Человеку предлагается пройти обследование после выхода из психотравмирующей ситуации. В ходе беседы можно определить признаки позитивного отношения жертвы к угнетателю, оценивается поведение в период судебных заседаний.

    Жертва пытается найти оправдательные мотивы для захватчика, убедить в них стражей порядка, психологов. Преуменьшается значимость нависавшей угрозы, риски обесцениваются («он бы не выстрелил», «он хороший человек, но алкоголь сделал свое дело» и т.д.). Чтобы достичь большей объективизации, проводятся опросы прочих пострадавших, свидетелей. Все рассказы сопоставляются с информацией, предоставленной пациентом.

    Методы лечения

    Существует несколько методов лечения стокгольмского синдрома.

    Для начала определим, какие виды расстройства бывают, вне рамок террористических актов:

    • Социальный. Человек становится жертвой сожителя или начальника-тирана, и в следствии разрабатывается стратегия по выживанию, помогающая защититься морально и физически, при этом, не оставляя истязателя. Постепенно разрабатываемые механизмы спасения кажутся единственно верными, трансформируя личность жертвы, более не представляющую себя без влияния угнетателя.
    • Бытовой. Часто «синдром заложника» встречается в бытовых ситуациях. Распространены ситуации, при которых женщины подвергают себя и детей агрессии со стороны супруга, испытывая привязанность к нему. Аналогичный синдром случается и в отношениях родителей и детей.

    Лечение

    После выхода из конфликтной ситуации, опасной для жертвы, наступает период терапии. Зачастую психологическая помощь помогает довольно быстро – спустя неделю проявление стокгольмского синдрома исчезает. Хронические формы в виде бытового синдрома требует длительной психотерапии.

    Различают несколько ее разновидностей:

    Психодрама. Восстанавливается критическое отношение пациента к своим действиям, реакциям, поведению во время связи с угнетателем. Психотравмирующие события проигрываются, рассматриваются участниками группы.

    Когнитивная. Легкие формы стокгольмского синдрома позволяют применять методы убеждения. Происходит смысловая переработка былых установок. Пациент узнает от психотерапевта о механизмах приспособительного поведения и об очевидных минусах и вреде, наносимом психике.

    Когнитивно-поведенческая. Применяются техники убеждения, помогающие изменить представление об угнетателе. Разрабатываются и внедряются новые поведенческие шаблоны, выводящие из роли жертвы. Проговариваются варианты выхода из подобных конфликтов.

    Психотерапия и профилактика

    При проведении переговорного процесса образование стокгольмского синдрома поощряется полицией и прочими силовыми структурами. Имеется в виду моменты, когда жертва находится во власти угнетателя и не имеет возможности самостоятельно покинуть его. Агрессор и слабая сторона подталкиваются к обоюдной симпатии. Практика показывает, что стокгольмский синдром увеличивает шансы на благополучный исход. Посредник не только поощряет это явление, но и провоцирует его появлению.

    После разрешения конфликтной ситуации, люди, находившиеся в заложниках у агрессора, некоторое время консультируются у психолога. Насколько быстрым будет избавление от расстройства, зависит от квалификации конкретного специалиста, и от стремления пострадавшего выйти из нездоровой ситуации, воспользовавшись рекомендациями психотерапевта. Также берется в учет степень нанесенного психического ущерба. В случаях, когда жертва терпела тиранию несколько лет, период восстановления не пройдет стремительно. Сложность в том, что человек не принимает решение о приобретении синдрома самостоятельно – он развивается бессознательно.

    Редко пострадавшие пытаются выяснить истинные причины нездорового восприятия ситуации. Действуя неосознанно, жертвы следуют подсознательно выстроенной модели поведения. Желая обрести безопасность, они идут на любые условия и готовы ко многим лишениям, не видя самого очевидного варианта (в бытовых ситуациях). Они не ищут способ выйти из поля влияния истязателя – они пытаются к нему приспособиться.

    Профилактика подобного поведения: работа с психологом и изучение методик, помогающих избавиться от шаблона поведения жертвы (именно такие люди чаще всего попадают под длительное влияние агрессоров). Существует множество тренингов и литературы, помогающих избавиться от сформированной роли поведения.

    Стокгольмский синдром

    Стокгольмский синдром – это словосочетание описывает необычный психологический феномен, проявляющийся в неадекватном реагировании объекта нападения на своего обидчика. Иначе говоря, это бессознательная защитная связь, возникающая при травмирующем событии (похищении, угрозе насилия, захвате заложников) между захватчиком и обороняющейся стороной. Подобная связь может быть взаимной симпатией либо односторонней. Вследствие сильного эмоционального переживания у жертвы зарождается чувство сочувствия по направлению к агрессору. Они пытаются отыскать оправдание деяниям захватчиков. Нередко это приводит к перениманию заложником идей агрессора.

    Что это такое

    Описываемый феномен являет собой психологическое состояние, зарождающееся при переживании индивидом травмирующего прецедента быть заложником. Возникает он, когда у жертв просыпается симпатия в отношении захватчиков. Нередко заложники отождествляют себя с «оккупантами».

    При длительном взаимодействии объектов атаки и нападающей стороны в психике и поведенческом реагировании заложников наблюдается переориентация, именуемая стокгольмским синдромом, который являет собой инструмент психологической защиты, формируемый бессознательно. При этом он часто осознается самой жертвой. Рассматриваемый синдром разворачивается на двух ярусах – психическом и поведенческом. На уровне психических процессов данный механизм реализуется при помощи идентификации, обеления преступника и его деяний, прощения. Это позволяет сберечь цельность «Я» в качестве структуры личности, включающей волю, любовь к собственной персоне и самоуважение. На поведенческом ярусе заложник проявляет принятие, покорность, оказание помощи захватчику, выполнение требований, приумножает шанс возникновения положительной реакции, проявляемой сокращением насильственных деяний, отказом от смертоубийства, готовностью к переговорам. Это повышает вероятность выживания, сохранения здоровья для объекта насилия.

    Таким образом, простыми словами стокгольмский синдром является необычным психологическим феноменом, обозначающим возникновение у жертвы симпатии к ее мучителям.

    Описываемое явление примечательно не только непонятной симпатией к агрессорам, возникающей у похищенных индивидов, но и их особым поведенческим реагированием – нередки случаи, когда жертвы собственноручно препятствуют собственному освобождению.

    Научные деятели, исследовавшие анализируемый феномен, полагают, что данный синдром – это не парадокс психики, не расстройство в традиционном понимании, а нормальная реакция человеческого организма на серьезное травмирующее события.

    Для зарождения этого феномена психики необходимо соблюдение следующих условий:

    – наличие мучителя и жертвы;

    – благожелательное отношение мучителя к пленнику;

    – возникновение у похищенного субъекта особого настроя в отношении агрессора – оправдание и понимание его деяний;

    – постепенное замещение страха у заложника привязанностью и состраданием, усиление таких эмоций по мере роста атмосферы риска, когда ни захватчик, ни его жертва не ощущают безопасность (совместное перенесение опасности роднит их).

    Главная опасность рассматриваемого феномена заключается в трансформации поведенческого реагирования заложника. Жертва совершает действия, направленные против собственных интересов, например, препятствует правоохранительным органам задержать захватчиков. Известны прецеденты, когда при осуществлении антитеррористических мероприятий специальными подразделениями захваченные субъекты предупреждали агрессоров о появлении освободителей, нередко даже загораживали террориста собственным телом. В иных случаях, террористы могли скрываться среди потерпевших и их инкогнито никто не разоблачал. Как правило, подобное наваждение, именуемое стокгольмским синдромом, исчезает после лишения жизни террористами первой жертвы.

    Причины возникновения

    Ключевым условием формирования описываемого синдрома является наличие ситуации взаимодействия индивида либо группы субъектов с агрессорами, ограничивающими их свободу, способными содеять насилие. Противоречивое поведенческое реагирование жертвы проявляется при политических или криминальных террористических актах, военных операциях, похищении, семейной или религиозной диктатуре.

    Гуманизация взаимодействия между агрессором и обороняющейся стороной обусловлена ниже перечисленными причинами.

    Людям, подвергнутым физическому насилию, наблюдающим принуждение со стороны, присуще проявление человечного отношения. Боязнь смерти, увечий, боли делается стимулом, мотивирующим поведение.

    Языковая преграда либо культурный барьер могут увеличивать вероятность зарождения данного синдрома или, наоборот, препятствовать формированию описываемой болезненной привязанности. Иная культура, речь, религия подсознательно воспринимаются заложниками в качестве оправдывающих факторов жестокости террористов.

    Психологическая грамотность, выраженная в знании приемов выживания обоими участниками ситуации, приумножает гуманизацию отношения. Активно включаются механизмы психологического воздействия, направленные на выживание.

    Анализируемый синдром чаще отмечается у коммуникативных субъектов, обладающих умением сопереживать. Дипломатическое взаимодействие часто меняет поступки захватчиков, повышая этим шансы на выживание у их заложников.

    Продолжительность травмирующей ситуации также является условием зарождения этой пагубной связи. Стокгольмский синдром зарождается в течение пары суток с момента активных действий захватчика. Длительное взаимодействие дает возможность лучше узнать мучителя, постигнуть причины насильственных деяний и оправдать их.

    Выделяют такие симптомы стокгольмского синдрома, как:

    – непритворное восхищение захватчиками;

    – сопротивление спасательным мероприятиям;

    – стремление угодить преступникам;

    – несогласие на дачу показаний, направленных против террористов;

    – отказ сбежать от мучителей при появлении такого шанса.

    Рассматриваемая роковая зависимость зарождается, когда объект атаки не обладает средствами дабы защитить себя, он занимает инертную позицию. Поведение похитителя обусловлено определенной целью, вследствие чего зачастую воплощается в соответствии с намеченным планом либо согласно привычному сценарию, результат которого зависит именно от мучения, угнетения, принижения заложников.

    Желание гуманизировать взаимоотношения обнаруживается в попытках жертвы установить плодотворный контакт. Поэтому такой субъект начинает оказывать медицинскую либо бытовую помощь захватчику, инициировать беседу личного характера, например, на тему семейных взаимоотношений, причин, побудивших стать на преступную стезю.

    История происхождения термина

    Творцом данного термина считается криминалист Н. Бейерт. Он оказывал помощь в освобождении четверых банковских работников в 1973 году, захваченных сбежавшим заключенным в городе Стокгольм. Пять дней заключения конторских служащих послужили посылом для возникновения данного термина, обозначающего психологический феномен роковых взаимоотношений объекта атаки и агрессора.

    После описанного случая все симпатии потерпевших к их мучителям относят к проявлениям данного синдрома.

    Летом 73-го года беглый уголовник Ульссон захватил Стокгольмский банк. Захват он совершил самостоятельно, ранив одного охранника. В его владении оказались три служащих женского пола и один мужчина. Требование Ульссона было доставить в банк соседа по каземату Олофссона. При этом сами жертвы звонили действующему премьер-министру с требованием выполнить поставленное преступником условие.

    Между злоумышленниками и потерпевшими довольно быстро завязалось общение. Они делились личными подробностями насущного бытия. Когда одна из служащих замерзла, Олофссон поделился с ней собственной курткой. Он утешал другую работницу, занятую безуспешными попытками дозвониться близким.

    По прошествии нескольких суток правоохранительные органы в потолке проделали отверстие, сфотографировав Олофссона и захваченных граждан. Ульссон заметил эти действия, пригрозив лишить жизни работников банка при совершении газовой атаки.

    На пятые сутки полисмены провели газовую атаку, вследствие которой злоумышленники решили сдаться. Захваченные служащие были вызволены. Освобожденные заложники сообщили, что захватчики их не страшили, они опасались полицейского штурма.

    Инструмент защиты психики, именуемый после описанных выше событий стокгольмским синдромом, базируется на зарождении надежды захваченного субъекта, что при условии беспрекословного выполнения требований преступников, они проявят снисхождение. Вследствие этого, пленники стремятся демонстрировать, дабы проще было мириться с возникшим положением, они стараются логически оправдать деяния захватчиков, спровоцировать у них одобрение.

    Бытовой стокгольмский синдром

    Анализируемый феномен также может реализовываться и на бытовом уровне, являясь второй наиболее распространённой разновидностью описываемого синдрома. Появляется он обычно в доминантных семейных взаимоотношениях. Когда внутри ячейки общества один партнер совершает неподобающие деяния в отношении второго (постоянное унижение, насмешки, издевки, насилие), зарождается стокгольмский синдром. Невзирая на страдания по причине издевательств, объект нападок привыкает к неизменным унижениям и постепенно начинает оправдывать поступки любимого.

    Часто подобную ситуацию можно встретить в семьях, где супруг страдает чрезмерными алкогольными возлияниями, вследствие чего регулярно избивает благоверную. Супруга, в свой черед, неистово защищает садиста, мотивируя его деяния тем, что у него временные трудности, он устал. Нередко такие барышни могут даже отыскивать причину насилия в собственной персоне. Ведь благоверный унижает и поколачивает супругу лишь потому, что борщ слегка пересолен, а свинина жирновата.

    Особенность проявления данной вариации синдрома обнаруживается в том, что потерпевшая сторона не просто защищает своего мучителя, но и в последующем скучает по тирану при разрыве взаимоотношений.

    Этот феномен объясняется включением защитного механизма, основывающегося на смирении и принятии существующего положения при невозможности устранить фактор, причиняющий боль.

    Если индивид, подвергающийся насилию, сразу не покидает своего мучителя, например, вследствие отсутствия такой возможности, не разрывает всяческий контакт с ним, то психика пытается отыскать иные варианты спасения. Если избежать стрессовой ситуации не удалось, значит, придется научиться сосуществовать и ладить с тираном, причиняющим боль. Вследствие этого жертва постепенно начинает узнавать причины поступков собственного мучителя. Она интересуется, старается понять тирана, проникается сочувствием к палачу. После чего даже предельно иррациональное делается рациональным. Посторонний субъект вряд ли уразумеет, почему страдалец не покинет дом, где его унижают, издеваются над ним. Все просто, жертва прониклась сочувствием к истязателю, пониманием, вследствие чего стремится его спасти, обелить, помочь.

    Лечение стокгольмского синдрома преимущественно заключается в психотерапевтической помощи. При легком течении описываемого явления применяются методы смысловой трансформации установок и убеждения. Психотерапевт поясняет механизмы, обуславливающие возникновение приспособительного поведенческого реагирования, рассказывает о неразумности подобного отношения.

    Успешно применяются когнитивно-поведенческая психотерапевтическая методика (изменяются представления о мучителе в сочетании с выработкой и последующим внедрением поведенческих паттернов, позволяющих оставить позицию жертвы) и психодрама (направлена на восстановление критического отношения пострадавшего к собственному поведенческому реагированию и к деяниям похитителя).

    Примеры из жизни

    История криминалистики может насчитать множество случаев проявления стокгольмского синдрома среди похищенных субъектов или в бытовых взаимоотношениях.

    Наиболее известным прецедентом стал виновник возникновения рассматриваемого термина – захват банковских служащих в городе Стокгольм.

    Не менее знаменито еще одно происшествие, связанное с похищением в 74-м году радикально настроенными террористами наследницы газетного капиталиста Патрисии Херст. Описываемый случай знаменит тем, что после освобождения Патрисия вступила в ряды, ответственного за ее похищение, леворадикального партизанского формирования. Кроме того жертва стокгольмского синдрома даже участвовала в банковских ограблениях совместно с «коллегами» по организации.

    Еще одним выдающимся эпизодом является захват Наташи Кампуш. Десятилетнюю девочку похитил бывший техник В. Приклопиль и удерживал насильно более восьми лет. Благодаря удачному стечению обстоятельств заложнице удалось сбежать, после чего Приклопиль, преследуемый полицией, совершил суицид. Наташа призналась, что сочувствовала собственному мучителю и расстроилась от известия о его кончине. Помимо того она описывала своего истязателя, как отзывчивого и хорошего человека, рассказывала, что он холил ее больше, нежели родители.

    Известным случаем, вошедшим в анналы криминалистики, является захват самопровозглашенным священником пятнадцатилетней Элизабет Смарт. Похищенная девушка возвратилась домой спустя 9 месяцев заточения. Психологи утверждают, что у жертвы было множество шансов сбежать, которыми она не воспользовалась по причине влюбленности в похитителя.

    Одиннадцатилетняя Джейси была поймана супружеской парой Гарридо, когда направлялась к школьному автобусу. Эта пара удерживала ребенка в течение восемнадцати лет. В четырнадцатилетнем возрасте Джейси Дьюгард родила от истязателя дочь, по прошествии трех лет – еще одну. После ареста четы маньяков, девушка пыталась сокрыть преступление, утаивала собственное имя, придумывала легенды, объясняющие происхождение дочерей.

    Автор: Практический психолог Ведмеш Н.А.

    Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

    Что такое стокгольмский синдром: понятие, примеры

    Приветствую Вас, друзья!

    Сегодня мы узнаем, что такое стокгольмский синдром, откуда взялся этот термин, и по какой причине у людей возникает это чувство? Рассмотрим примеры. Не будем тратить время, начнем.

    Что такое стокгольмский синдром?

    Стокгольмский синдром – специфическое состояние психики, при котором у жертвы возникает и постепенно усиливается парадоксальная симпатия к агрессору. Чаще всего данное явление наблюдается при захвате и продолжительном удержании заложников террористами или грабителями. При этом явление носит двусторонний характер, и преступники тоже симпатизируют жертвам.

    Оказавшись в плену, заложники постепенно начинают доверять захватчикам, поскольку те обещают им благополучное освобождение, если всё пройдёт по плану. При этом и жертвы, и преступники опасаются полицейского штурма, боясь пострадать в перестрелке. Это создаёт у обеих сторон ощущение, что они являются союзниками в противостоянии с полицией и властями.

    Интересно, что после благополучного освобождения бывшие заложники часто свидетельствуют в пользу захватчиков, находя рациональное объяснение их поступкам и всячески оправдывая их. Всю вину они перекладывают на власти и освободивших их полицейских.

    Чтобы разобраться, что такое стокгольмский синдром, почему он возникает и как развивается, рассмотрим данное явление более подробно. А начнём с истории возникновения термина и описания самого известного случая проявления этого синдрома.

    Как появился термин?

    История появления термина «стокгольмский синдром» (Stockholm Syndrome) связана с первым подробно задокументированным проявлением этого неестественного поведения. В 1973 году в Стокгольме вооруженные грабители Ян Ульссон и Кларк Улофссон захватили здание банка, четверо сотрудников которого стали их заложниками. Ограбление пошло не по плану, поэтому они потребовали от властей 3 миллиона крон, оружие и машину.

    Преступников было всего двое, но операция по освобождению заложников продлилась более 5 суток. За это время заложники успели привязаться к захватчикам, а полицию, постоянно угрожавшую штурмом, начали воспринимать как потенциальных агрессоров, из-за которых они могут погибнуть. Выступая в суде, они защищали грабителей и обвиняли во всём освободивших их полицейских.

    Оба преступника были приговорены к большим срокам заключения, но Улофссон подал апелляцию и сумел убедить суд, что пытался помочь заложникам и успокаивал агрессивного напарника. Его приговор был отменен. В дальнейшем оставшийся на свободе преступник подружился с одной из заложниц. При этом он продолжал совершать преступления, но успешно скрывался от полиции.

    Ульссон полностью отсидел присужденный ему 10-летний срок. В течение этого периода ему писали поклонницы, на одной из которых он женился после выхода на свободу. Существует популярное заблуждение, что его супругой стала одна из заложниц, но до суда они не были знакомы.

    Современная психология достаточно хорошо понимает, что такое стокгольмский синдром и как он проявляется, однако причины возникновения столь сильной симпатии заложников к захватчикам до конца не изучены. Психологи продолжают исследовать материалы, связанные с тем ограблением, писать научные труды и защищать диссертации.

    Термин «стокгольмский синдром» в психологию ввёл криминалист Нильс Бейерут, участвовавший в операции 1973 года. Но само явление было описано гораздо раньше. Это сделала в 1936 году Анна Фрейд (дочь Зигмунда Фрейда) на основании исследований своего отца. В её трудах данный психологический процесс называется «идентификация с агрессором».

    Самый популярный пример

    Друзья, Вы удивитесь, но есть одно очень известное произведение, которое является блестящим примером Стокгольмского синдрома.

    Ради спасения своего отца, прекрасная леди стала пленницей чудовища. Несмотря на то, что её нахождение в замке у чудовища было принудительным, со временем, у неё возникло к нему чувство симпатии. Как Вы уже догадались, речь идет о произведении Шарля Перро — «Красавица и чудовище».

    Главными составляющими стокгольмского синдрома является наличие 3-х элементов: «жертвы», агрессора, который ограничивает её свободу, а также симпатии, которая возникает у «жертвы» к агрессору. Все данные элементы присутствуют в «красавице и чудовище», что делает это произведение ярким примером Стокгольмского синдрома. Теперь давайте разберемся с причинами его возникновения.

    Почему возникает стокгольмский синдром?

    Главным условием для возникновения синдрома является продолжительное общение. Обстоятельства могут быть разные: ограбление, теракт или похищение. Сближению жертвы и агрессора обычно способствуют такие факторы как:

    1. Социальное взаимодействие. Обычное общение способствует установлению контакта. Заложники видят, что захватчики – адекватные люди, поэтому стараются найти рациональное объяснение их поступкам.
    2. Длительность ситуации. Обычно стокгольмский синдром развивается спустя 3-4 дня. Этого времени достаточно, чтобы жертвы познакомились с агрессорами и узнали их мотивацию.
    3. Страх смерти. Захваченные люди, находясь в окружении преступников, полагают, что единственный вариант благополучного освобождения – выполнение требований захватчиков. Они боятся попытки штурма и считают угрозой не преступников, а полицейских.
    4. Оправдание жестокости. Людям сложно верить в иррациональность других людей. Поэтому если террористы наказывают или убивают одного заложника, остальные пытаются найти рациональное объяснение данного поступка в «провокационном» поведении жертвы.
    5. Общий язык и культура. Языковой барьер мешает сближению. Если же преступник и жертва говорят на одном языке, они чувствуют культурную близость.
    6. Психологическая грамотность. Если террористы или заложники хорошо подготовлены и знают, что такое стокгольмский синдром, они могут принудительно провоцировать данное явление для достижения своих целей.
    7. Личностные качества. Если одним из участников ситуации оказывается харизматичный и приятный в общении человек, это способствует смягчению обстановки.

    Интересные факты

    • Согласно статистике ФБР, синдром наблюдается примерно в 8% всех преступлений, связанных с захватом и удержанием заложников.
    • Сегодня в открытых источниках так много информации о стокгольмском синдроме и особенностях его проявления, что преступники часто специально используют данное явление. Это значительно усложняет работу правоохранителям, сталкивающимся со странным поведением жертвы, ставшей на сторону преступника.
    • Симпатия бывает такой сильной, что жертвы становятся сообщниками захватчиков, помогают им сбежать, закрывают от пуль при проведении полицейских операций и свидетельствуют в их пользу в суде.
    • Стокгольмский синдром часто возникает у жертв семейного насилия. Они начинают оправдывать своего тирана и находить рациональное объяснение его агрессии. Также данный синдром может присутствовать в отношениях между жестоким начальником и безвольным подчиненным или между детьми и родителями (при этом тираном может выступать как родитель, так и ребенок).

    Заключение

    Стокгольмский синдром является следствием зависимости жертвы от агрессора. Психологи рассматривают его как естественную защитную реакцию, способствующую выживанию, поэтому он не относится к психическим расстройствам. С точки зрения психологии, стокгольмский синдром – адекватная реакция на стрессовую ситуацию, в которой основным приоритетом для жертвы становится собственное выживание.

    Читайте также:  Самовосприятие человека - что это такое, примеры в психологии
    Оцените статью
    Добавить комментарий