Аффилиация, методика и мотивация аффилиации

Аффилиация, методика и мотивация аффилиации

Опросник аффилиации А. Мехрабиана

Под аффилиацией понимается потребность человека в установлении, сохранении и упрочении добрых отношений с людьми. Индивид, обладающий этой потребностью, не только постоянно стремится к людям и испытывает удовлетворение от эмоционально положительного общения с ними, но в человеческих отношениях видит один из главных смыслов жизни. Иногда эта потребность становится для человека настолько значимой, что перевешивает остальные.

Испытуемые, проходящие тестирование по данной методике, перед началом исследования получают инструкцию следующего содержания:

«Вам предлагается несколько десятков суждений, ознакомившись с которыми необходимо выразить степень своего согласия с каждым из этих суждений при помощи следующей шкалы:

  • +3 – полностью согласен,
  • +2 – согласен,
  • +1 – скорее согласен, чем не согласен,
  • 0 – ни да, ни нет,
  • -1 – скорее не согласен, чем согласен,
  • -2 – не согласен,
  • -3 – полностью не согласен.

Меру своего согласия с тем или иным утверждением можно выразить цифрой с соответствующим знаком, проставленной на листе бумаги рядом с номером данного суждения».

Предлагаемый опросник оценивает две мотивационные тенденции, функционально взаимосвязанные и соотносимые с потребностью аффилиации: стремление к людям и боязнь быть отвергнутыми. Соответственно, испытуемым предлагаются для ответов два разных опросника, один из которых предназначен для оценки первой мотивационной тенденции, а другой – второй.

Шкала теста для оценки силы стремления к людям

  1. Я легко схожусь с людьми.
  2. Когда я расстроен, то обычно больше предпочитаю быть среди людей, чем оставаться одному.
  3. Если бы мне пришлось выбирать, то я предпочел бы, чтобы меня считали способным и сообразительным, а не дружелюбным и общительным.
  4. Я нуждаюсь в близких друзьях меньше, чем большинство людей.
  5. Я часто и охотно говорю с людьми о своих переживаниях.
  6. От хорошего фильма или книги я получаю большее удовольствие, чем от хорошей компании.
  7. Мне нравится иметь как можно больше друзей.
  8. Я скорее предпочел бы провести свой отдых вдали от людей, чем на оживленном курорте.
  9. Я думаю, что большинство людей славу и почет ценят больше, чем дружбу.
  10. Я предпочел бы самостоятельную работу коллективной.
  11. Излишняя откровенность с друзьями может повредить.
  12. Когда я встречаю на улице знакомого, я всегда стараюсь перекинуться с ним парой слов, а не просто пройти мимо, поздоровавшись.
  13. Независимость и свободу от личных привязанностей я предпочитаю прочным дружеским узам.
  14. Я посещаю компании и вечеринки потому, что это хороший способ завести друзей.
  15. Если мне нужно принять важное решение, то я скорее посоветуюсь с друзьями, чем стану обдумывать его один.
  16. Я не доверяю слишком открытому проявлению чувств.
  17. У меня много близких друзей.
  18. Когда я нахожусь с незнакомыми людьми, мне совсем не важно, нравлюсь я им или нет.
  19. Индивидуальные игры и развлечения я предпочитаю групповым.
  20. Эмоционально открытые люди привлекают меня больше, чем сосредоточенные и серьезные.
  21. Я скорее предпочту интересную книгу или схожу в кино, чем проведу время на вечеринке.
  22. Путешествуя, я больше люблю общаться с людьми, чем просто наслаждаться видами и посещать достопримечательности одному.
  23. Мне легче решить трудную проблему, когда я обдумываю ее один, чем тогда, когда я ее обсуждаю с друзьями.
  24. Я считаю, что в трудных жизненных ситуациях скорее нужно рассчитывать на свои силы, чем надеяться на помощь друзей.
  25. Даже в обществе друзей трудно полностью отвлечься от забот и срочных дел.
  26. Оказавшись на новом месте, я быстро приобретаю новый круг знакомых.
  27. Вечер, проведенный за любимым занятием, привлекает меня больше, чем общение с людьми.
  28. Я избегаю слишком близких отношений с людьми, чтобы не потерять личную свободу.
  29. Когда у меня плохое настроение, я скорее стараюсь не показывать окружающим свои чувства, чем пытаться с кем-нибудь поделиться ими.
  30. Я люблю бывать в обществе и всегда рад провести время в хорошей компании.

Шкала теста для оценки боязни быть отвергнутым

  1. Я стесняюсь идти в малознакомое общество.
  2. Если вечеринка мне не нравится, я все равно не ухожу первым.
  3. Меня бы очень задело, если бы мой близкий друг стал противоречить мне при посторонних людях.
  4. Я стараюсь меньше общаться с людьми критического склада ума.
  5. Обычно я легко схожусь с незнакомыми людьми.
  6. Я не откажусь пойти в гости из-за того, что там будут люди, которые меня не любят.
  7. Когда два моих друга спорят, я предпочитаю не вмешиваться в их спор, даже если с кем-то из них не согласен.
  8. Если я попрошу кого-то пойти со мной, а он мне откажет, то я не решусь попросить его снова.
  9. Я осторожен в высказывании своего мнения, пока хорошо не узнаю человека.
  10. Если во время разговора я чего-то не понял, то лучше промолчу, чем прерву говорящего и попрошу повторить сказанное.
  11. Я открыто критикую людей и ожидаю от них того же.
  12. Мне трудно говорить людям «нет».
  13. Я все же могу получить удовольствие от вечеринки, даже если вижу, что одет не по случаю.
  14. Я болезненно воспринимаю критику в свой адрес.
  15. Если я не нравлюсь кому-то, то стараюсь избегать этого человека.
  16. Я не стесняюсь обращаться к людям за помощью.
  17. Я редко противоречу людям из боязни их задеть.
  18. Мне часто кажется, что незнакомые люди смотрят на меня критически.
  19. Всякий раз, когда мне предстоит идти в незнакомое общество, я предпочитаю брать с собой друга.
  20. Я часто говорю то, что думаю, даже если это неприятно собеседнику.
  21. Я легко осваиваюсь в новом коллективе.
  22. Временами у меня возникает чувство, что я никому не нужен.
  23. Я долго переживаю, если посторонний человек нелестно высказался в мой адрес.
  24. Я никогда не чувствую себя одиноким в компании.
  25. Меня очень легко задеть, даже если это не заметно со стороны.
  26. После встречи с новым человеком меня обычно мало волнует, правильно ли я себя вел.
  27. Когда мне необходимо за чем-то обратиться к официальному лицу, я почти всегда жду, что мне откажут.
  28. Когда нужно попросить продавца показать понравившуюся мне вещь, то я чувствую себя неловко.
  29. Если я недоволен тем, как ведет себя мой знакомый, я обычно прямо указываю ему на это.
  30. Если в транспорте я сижу, мне кажется, что люди смотрят на меня с укором.
  31. Оказавшись в незнакомой компании, я скорее включаюсь в беседу, чем остаюсь в стороне.
  32. Я стесняюсь просить, чтобы мне вернули книгу или какую-либо другую вещь, занятую на время у меня.

Оценка результатов

По каждой из представленных выше шкал в отдельности определяется сумма баллов, полученных испытуемым. Для этого пользуются ключом и переводными оценочными шкалами, представленными ниже.

Ключ к шкале «стремление к людям»: +1, +2, -3, -4, +5, -6, +7, -8, -9, -10, -11, +12, -13, +14, +15, -16, +17, -18, -19, +20, -21, +22, -23, -24, -25, +26, -27, -28, -29, +30.

Ключ к шкале «боязнь быть отвергнутым»: +1, +2, +3, +4, -5, -6, +7, +8, +9, +10, -11, +12, -13, +14, +15, -16, +17, +18, +19, -20, -21, +22, +23, -24, +25, -26, +27, +28, -29, +30, -31, +32.

Для определения суммы баллов по каждой шкале используется следующая процедура. Пунктам опросника, помеченным в ключе знаками «+», приписываются баллы в соответствии со следующей переводной шкалой, где в числителе представлены оценки, данные испытуемыми соответствующим суждениям, а в знаменателе – те баллы, которые в конечном счете должны получить эти пункты шкалы, и которые суммируются:

-3-2-1123
1234567

Пунктам опросника, помеченным в ключе знаком «–», точно так же приписываются баллы, но в соответствии с другим соотношением:

-3-2-1123
7654321

Выводы об уровне развития

Для каждого из испытуемых отдельно устанавливаются уровень развития мотива «стремление к людям» и уровень развития мотива «боязнь быть отвергнутым». При этом пользуются следующей суммарной шкалой:

  • Сумма баллов от 32 до 80 – низкий уровень развития мотива.
  • Сумма баллов от 81 до 176 – средний уровень развития мотива.
  • Сумма баллов от 177 до 224 – высокий уровень развития мотива.

Возможны следующие типичные сочетания двух обсуждаемых мотивов и способы их интерпретации:

  1. Высокий уровень развития мотива «стремление к людям», сочетаемый с высоким уровнем развития мотива «боязнь быть отвергнутым». Индивид, имеющий такое сочетание обоих мотивов, характеризуется сильно выраженным внутренним конфликтом между стремлением к людям и их избеганием, который возникает каждый раз, когда ему приходится встречаться с незнакомыми людьми.
  2. Высокий уровень развития мотива «стремление к людям», сочетаемый с низким уровнем развития мотива «боязнь быть отвергнутым». Такой человек активно ищет контактов и общения с людьми, испытывая от этого в основном только положительные эмоции.
  3. Высокий уровень развития мотива «боязнь быть отвергнутым» в совокупности с низким уровнем развития мотива «стремление к людям» Индивид, обладающий таким сочетанием обоих мотивов, напротив, активно избегает контактов с людьми, ищет одиночества.
  4. Низкий уровень развития обоих мотивов. Такое сочетание данных мотивационных тенденций характеризует человека, который, живя среди людей, общаясь с ними, не испытывает от этого ни положительных, ни отрицательных эмоций и хорошо себя чувствует как среди людей, так и без них.

При средних значениях мотивационных тенденций «стремление к людям» и «боязнь быть отвергнутым» ничего определенного о возможном поведении человека и его переживаниях, связанных с человеческими отношениями, сказать нельзя.

Аффилиация, методика и мотивация аффилиации

Библиографическая ссылка на статью:
Степанова Е.С. Мотивация аффилиации в подростковом возрасте как интегративное психологическое образование // Современные научные исследования и инновации. 2016. № 8 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2016/08/70314 (дата обращения: 02.02.2020).

Главное условие полноценного развития личности человека – это контакт с окружающим миром. Младенец с момента рождения уже взаимодействует с окружающей его средой, обществом. Сначала возникает общение с близким кругом людей, который постепенно формирует отношение ребёнка к себе [4, с. 15]. По мере взросления круг общения расширяется, и уже на основе самосознания, самооценки формируется признание другими людьми. Изучением потребности человека в общении занимались как российские психологи (Б.Г. Ананьев, А.А. Леонтьев, Н.С. Каган, И.С. Кон, А.Д. Урсул, Л.А. Резников, Г.С. Андреева, М.И. Лисина и др.), так и зарубежные (Б. Анри, Г. Эббингауз, Дж. Дьюи, С., Х. Хеккаузен и др.). Через процесс общения человек удовлетворяет собственные потребности во впечатлениях, в при­знании и поддержке, в познании и многие другие духовные потреб­ности.

Для подростков потребность в общении является очень важной, базовой для становления личности. Это обусловлено ещё и тем, что на данном возрастном этапе ведущей деятельностью развития психики и деятельностных структур выступает общение со сверстниками. Подросток хочет быть как все, при этом пытается занять свою позицию среди сверстников, отстоять свою уникальность. И от способов, методов достижения этой цели будет зависеть принятие или отвержение его обществом. Общение в подростковом возрасте основывается в большей степени на мотиве аффилиации. Аффилиация – это стремление быть в обществе других людей, потребность в создании доверительных, теплых, эмоционально значимых отношений. Под это понятие попадают такие категории как общение, дружба, любовь и др. Аффилиация – это тип определенных взаимодействий в социуме, в которые включается общение между людьми, приносящее удовлетворение обеим сторонам. Обратной же стороной аффилиации выступает страх отвержения или страх быть непринятым, что определённо затрудняет контакты с окружающими людьми.

И поэтому не случайно выделение в современной психологии такого собирательно­го понятия как «мотив аффилиации», содержание которого отнюдь не однород­но. Это потребности: контактировать с людьми, быть членом группы, взаимодейство­вать с окружающими, оказывать и принимать помощь [3, с. 49].

Стремление к общению (аффилиация) проявляется трояко:

  • потребность, необходимость в периодических разговорах;
  • налаживание взаимоотношений, контактов;
  • желание поделиться своими переживаниями, проблемами.

В реализации потребности общения главную роль играет контакт между собеседниками, утверждал В.П. Ильин. Следовательно, эта потребность формируется лишь в совместной деятельности, в процессе развития личности. Таким образом, потребность в общении не является врожденной. Она вторична и удовлетворяет такие потребности как: познавательную потребность, потребность во впечатлениях, в поддержке, в признании и др. [7, с. 96].

Рассматривая потребность человека в эмоционально-доверительном общении (аффилиации), И.В. Кузнецова выделяет две тенденции — надежду на аффилиацию (ожидание отношений симпатии, взаимопонимания при общении) и боязнь отвержения (страх того, что общение будет формальным). Сочетание этих тенден­ций дает четыре типа мотивации общения:

  • высокая надежда на аффилиацию, низкая чувствительность к отвержению; в этом случае человек общителен вплоть до назойливости;
  • низкая потребность в аффилиации, высокая чувствительность к отвержению; в этом случае потребность в поддержке, понимании остается неудовлетворен­ной и человек уходит в мир своих переживаний;
  • низкий уровень надежды на аффилиацию и чувствительности к отвержению; в этом слу­чае человек предпочитает одиночество;
  • высокий уровень надежды на аффилиацию и чувствительности к отвержению; у человека возникает сильный внутренний конфликт: он стремится к общению и в то же время избегает его.
Читайте также:  Как выходить из депрессии самостоятельно - советы

Слабая потребность в аффилиации в сочетании с сильным мотивом достижения ведет к предпочтению деловых качеств партнера, в то время как сильная потребность в аффилиации, сочетающаяся с низким мотивом достижения, ведет к предпочтению дружеских отношений (И. В. Кузнецова). Наибольших результа­тов в групповой работе достигают лица с сильной потребностью в аффилиации и с высоким мотивом достижения [3, с. 47].

Исходя из этого, следует отметить, что мотивы аффилиации актуализируются, удовлетворяются только в межличностном общении.

Современные ученые оценивают межличностное общение как психосоциальное качество, обозначающее ту уверенность, которая появляется от осознания своей способности эффективно взаимодействовать с окружением (Л. Хьелл, Д. Зиглер). Трудности межличностного общения в связи с теорией информации отражены в исследовательских работах Ч. Осгуда, Дж. Миллера, Д. Бродбента, Г. Гебнера, Д. Бедло, Г. Лассвелла и др [9, с. 64].

Подростковый возраст считается кризисным периодом в психическом развитии личности. Это отображается коренными переменами в мотивационно-потребностной сфере. Мотив аффилиации может иметь различные истоки, но его значимость для развития человека очевидна. Он является ведущим мотивом межличностных отношений подростка и участвует в развитии, формировании не только коммуникативных навыков, способностей, но и социализации личности в целом. У подростка развивается чувство взрослости, и он требует от мира взрослого отношения к себе, а так же желает выйти на абсолютно новый уровень общения с родителями, другими взрослыми, учителями. Возникает новая система отношений: «взрослый-взрослый».

Цель аффилиации можно было бы обозначить поиском поддержки, симпатии, своей желанности со стороны партнера. Но это определение цели отмечает в отношениях аффилиации лишь одну её сторону, как бы лишь потребление, и третирует другую, а именно, отдачу [5, с. 35].

Таким образом, более точным определение цели мотива аффилиации можно определить как доверительную, взаимную связь, в которой каждый партнер по отношению друг к другу относятся приязненно, проявляет личностную симпатию, дружески поддерживает.

Большое количество ученых считают, что всякого рода эмоциональные расстройства подростков просто так не проходят, а обязательно проявляются в личностных особенностях и дают о себе знать в дальнейшей жизни [1, с. 12]. И недостаток потребности аффилиации, влечет за собой последствия, которые становятся проблемами межличностных отношений.

Возвращаясь к проблеме мотива аффилиации, можно сказать, что в подростковом возрасте навыки общения еще не сформированы, потому необходимость в контакте со сверстниками не может полностью реализоваться, а если и реализуется, то с трудом. Причиной этого может служить страх отвержения другими людьми или быть ими непонятным.

Ещё И.С. Кон считал, что подростки с пониженной аффилиацией особенно ранимы и чувствительны ко всему. Они очень болезненно отвечают на оценку с замечаниями, хохот, осуждение. Их тревожит плохое мнение о них находящихся вокруг сверстников. Они очень болезненно относятся к тому, если обнаруживают в себе какой-либо изъян, недостаток [6, с. 10].

Таким образом, следует еще один вывод о том, что отношения со сверстниками и эмоциональное состояние состоят в прямой зависимости между собой.

Вследствие этого, можно выделить психологические проблемы при недостатке аффилиации. Для таких подростков характерны: робость, предрасположенность к психологической изоляции, уходу от реальности в мир фантазии. Ф.Райс считает, что дружеские отношения необходимы подросткам еще и потому, что они не уверены в себе [8]. Они еще не сложились как личности. Именно друзья, сверстники помогают им определить границы собственного Я. С помощью друзей они приобретают необходимые личностные и социальные навыки.

Одной из серьезнейших проблем личности при недостатке аффилиации является одиночество. Чувство одиночества возникает по ряду причин: кто-то не знает, не может разобраться, как вести себя с окружающими, у кого-то заниженная самооценка, недоверие к окружающим. И те подростки, которые не могут проявить свою индивидуальность, в итоге избегают контактов с обществом, происходит собственная изоляция, уход в свои переживания. Подростки становятся замкнутыми, необщительными. Ощущение нехватки общения превращается у многих подростков в фобию: они не могут и часа пробыть вне своей компании, а если нет своей, то какой угодно. Особенно выражена эта потребность у мальчиков [5, с. 9].

Однако в настоящее время не существует единого мнения о том, что же такое одиночество: проблема или норма. Различные философские течения и психологические школы рассматривают одиночество то как единственно возможную основу человеческого бытия, то как противоестественное для человека состояние, патологию и проявление слабой приспособляемости личности, то как социальную проблему, следствие развития современных общественных сил [4, с. 6].

Мы можем сделать вывод, что все психологические проблемы в межличностных отношениях, которые возникают при недостатке аффилиации, связаны с личностными особенностями ребёнка и спецификой окружающей среды. И в любом случае это остается проблемой, требующей разрешения, побуждающей к её исследованию.

Результаты ряда психологических исследований показывают, что система межличностных отношений является наиболее эмоционально насыщенной для подростка, поскольку связана с его оценкой и признанием как личности. Поэтому неудовлетворительное положение в группе сверстников переживается детьми очень остро и нередко является причиной снижения самооценки. Поэтому такой феномен как подростковая аффилиация, должен диагностироваться методиками, включающими в себя составляющие критерии этого мотива.

Таким образом, мы пришли к выводу о том, что проблема развития аффилиации и её диагностики не имеет достаточной разработанности в современной психологии: она не раскрыта или раскрыта частично и не получила полного освещения, поэтому нуждается в дальнейшей разработке. И при всем многообразии исследований различных сторон общения до настоящего времени, в частности, недостаточно рассматривалось изучение взаимосвязи стилей поведения в конфликте, как проявление сферы межличностных отношений и мотивации аффилиации у современных подростков.

Исследование аффилиации проводилось нами на базе МКОУ «СОШ №1» г. Михайловки Волгоградской области. В нём принимали участие подростки в возрасте 13-14 лет.

В разработанную нами систему методик для исследования аффилиации входил следующий инструментарий:

1. «Опросник аффилиации» А. Мехрабиана.

2. Тест «Потребность в общении» Ю.М. Орлова.

3. Методика субъективного ощущения одиночества Д. Рассела и М. Фергюсона.

Цель «Опросника аффилиации» А. Мехрабиана – нахождение мотива аффилиации и, следовательно, выявление направленности личности для достижения цели коммуникаций и коммуникативных эмоций. Методика направлена на определение устойчивости мотивов взаимодействия между людьми, диагностики наличия таких факторов как степень отчужденности, желание быть принятым, стремления к этому и страх быть отвергнутым.

Проанализировав полученные результаты, мы пришли к выводу, что у всех испытуемых по результатам теста мотивы «стремление к людям» и «страх отвержения» среднего уровня.

Что касается результата по выраженности мотива «стремления к людям», мы предположили, что подростки реализуют потребность в общении, стремятся к общению с другими людьми, желают этого общения, но это желание является не настолько сильным, чтобы быть постоянным.

Мотив «страха отвержения» у подростков возникает в некоторых ситуациях затруднения при общении и в силу личностных особенностей.

Проведя сравнительный анализ этих шкал в рамках выявленного (среднего) уровня, мы выяснили, что в среднем мотив «страх отвержения» несколько преобладает над мотивом «стремление к принятию», но ярко выраженной тенденции доминирования нет: СП – 46,56%, СО – 53,44%.

По полученным в результате данным мы можем сделать следующий вывод: подростки стремятся быть принятыми, стремятся налаживать отношения, желают общаться, сотрудничать.

Цель методики «Потребность в общении» Ю.М. Орлова – определение уровня удовлетворенности подростка общением, взаимоотношениями с другими людьми.

В результате нами было выявлено, что низкая степень выраженности потребности в общении составила 4,69%, средняя 95,31%

Таким образом, мы выяснили, что у большинства испытуемых потребность в общении среднего уровня, и это может говорить о том, что данным испытуемым характерна неопределенность в поддержании хороших отношений. Если приходится простить чей-то проступок, то они начинают сомневаться, не всегда способны отказаться от чего-то, ради других. Кроме того, у подростков могут возникать трудности в установлении добрых отношений с окружающими. В результате, мы пришли к выводу, что эта потребность у них ситуационна.

На этой же выборке испытуемых была проведена «Методика субъективного ощущения одиночества» Д. Рассела и М. Фергюсона. Целью методики являлось определение уровня ощущения одиночества подростков.

В результате диагностики нами было выявлено, что низкий уровень одиночества у 77,33% подростков, у 22,67% средний, показатель высокого уровня отсутствовал.

Следовательно, мы можем сказать что, подростки с низким уровнем одиночества не ощущают себя изолированными, это состояние не является для них преградой в межличностных отношениях. У таких подростков гармоничные социальные отношения. Эти подростки отличаются умением находить новых друзей, раскованно себя чувствуют с окружающими их людьми и легко идут на контакт. Это связано, прежде всего, с развитием рефлексии подростков и переходом на новый уровень самосознания, с усилением потребностей в самопознании, принятии и признании, общении и обособлении, с кризисом самооценки.

Подросткам со средним уровнем ощущения одиночества свойственна нехватка общения, их межличностные отношения с окружающими носят поверхностный характер. Это может означать, что подросток иногда чувствует себя одиноким, изолированным от других. Для людей такого плана характерна неустойчивость характерологических свойств. С этой чертой коррелирует ощущение психологического дискомфорта в социуме. А так как подростковому возрасту характерна противоречивость эмоциональных состояний, неустойчивость характера, то это может свидетельствовать нам о пограничном и периодичном возникновении этого чувства, связанным с конфликтными или стрессовыми ситуациями в повседневной жизни.

После проведения сравнительного анализа трёх проведенных нами методик мы пришли к выводу что:

Степень потребности в общении – 95,52% (среднего уровня);

Уровень ощущения одиночества – 77,33% (низкий).

Уровень аффилиации у испытуемых-подростков средний, что подтвердилось методикой «Опросник аффилиации» А. Мехрабиана, т.к. она нам дала 100% результат среднего уровня аффилиации.

Таким образом, на основании полученных результатов, мы пришли к выводу, что в подростковом возрасте потребность в аффилиации не стабильна. Происходит развитие и укрепления уверенности в себе, начинается бурное развитие рефлексии, анализа своего поведения, поиск сходства и различия с другими. Из этого следует, что подростковая аффилиация приобретает неустойчивый характер, ей свойственно меняться под влиянием социальных факторов.

Методика «Мотивация аффилиации»

Авторы – А. Меграбян и М. Ш. Магомед-Эминов
[приводится по: Никифорова Г.С., 2007]

Цель: диагностика двух обобщенных устойчивых мотиваторов, входящих в структуру мотивации аффилиации: стремления к принятию (СП) и страха отвержения (СО).

Инструкция. Тест состоит из двух шкал: СП и СО. Он включает ряд утверждений, касающихся отдельных сторон характера, а также мнений и чувств по поводу некоторых жизненных ситуаций. При согласии с утверждением рядом с его цифровым обозначением испытуемый ставит на бланке для ответа знак «плюс» («Да»), при несогласии – знак «минус» («Нет»). После прочтения (или прослушивания) утверждения испытуемые не должны тратить много времени на обдумывание ответов, а должны дать тот ответ, который пришел первым на ум. В тесте нет «хороших» или «плохих» утверждений, поэтому участники обследования не должны стараться произвести своими ответами приятное впечатление, свое мнение им следует выражать искренне.

Текст опросника

Шкала СП

1. Я легко схожусь с людьми.

2. Когда я расстроен, то предпочитаю быть на людях, а не оставаться в одиночестве.

3. Лучше бы меня считали способным и сообразительным, чем общительным и дружелюбным.

4. Я меньше, чем большинство людей, нуждаюсь в близких друзьях.

5. О своих переживаниях я говорю людям скорее часто и охотно, чем редко и в особых случаях.

6. От хорошего фильма я получаю больше удовольствия, чем от компании.

7. Мне нравится заводить как можно больше друзей.

8. Я предпочел бы провести свой отдых вдали от людей, а не на оживленном курорте.

9. Я думаю, что большинство людей славу и почет ценят превыше дружбы.

10. Я предпочел бы самостоятельную работу коллективной.

11. Излишняя откровенность с друзьями может мне повредить.

12. Когда я встречаю на улице знакомого, то не только здороваюсь, но и стараюсь перекинуться с ним парой слов.

13. Независимость и свободу от других я предпочитаю прочным дружеским узам.

14. Я посещаю компании и вечеринки потому, что это хороший способ завести друзей.

15. Если мне нужно принять важное решение, то я скорее посоветуюсь с друзьями, чем стану обдумывать его один.

16. Я не доверяю слишком открытому проявлению дружеских чувств.

17. У меня очень много близких друзей.

18. Когда я нахожусь в обществе незнакомых людей, мне совсем не важно, нравлюсь я им или нет.

19. Индивидуальные развлечения я предпочитаю групповым.

20. Открытые, эмоциональные люди привлекают меня больше, чем серьезные, сосредоточенные.

21. Я скорее прочту интересную книгу или посмотрю телевизор, чем проведу время на вечеринке.

22. Путешествуя, я больше люблю общаться с людьми, чем наслаждаться видами и посещать достопримечательности в одиночестве.

23. Мне легче решить трудный вопрос, когда я обдумываю его один, чем когда обсуждаю с другими.

24. Я считаю, что в трудных жизненных ситуациях скорее нужно рассчитывать только на свои силы, чем надеяться на помощь друзей.

25. Даже в компании мне трудно полностью отвлечься от забот и срочных дел.

26. Оказавшись на новом месте, я быстро приобретаю широкий круг знакомых.

27. Вечер, проведенный за любым занятием, привлекает меня больше, чем оживленная вечеринка.

28. Я избегаю слишком близких отношений с людьми, чтобы не потерять личную свободу.

Читайте также:  Сострадание - что это такое, примеры в литературных произведениях

29. Когда у меня плохое настроение, я скорее стараюсь не показывать своих чувств, чем пытаюсь с кем-нибудь поделиться.

30. Я люблю бывать в обществе и всегда рад провести время в веселой компании.

Шкала СО

1. Я стесняюсь идти в малознакомое общество.

2. Если вечеринка мне не нравится, я все равно не ухожу первым.

3. Меня бы очень задело, если бы мой близкий друг стал противоречить мне при посторонних людях.

4. Я стараюсь меньше общаться с людьми критического склада ума.

5. Обычно я легко общаюсь с незнакомыми людьми.

6. Я не откажусь пойти в гости из-за того, что там будут люди, которые меня не любят.

7. Когда два моих друга спорят, я предпочитаю не вмешиваться в их спор, даже если с кем-то из них я не согласен.

8. Если я попрошу кого-то пойти со мной, и он мне откажет, то я не решусь попросить его снова.

9. Я осторожен в высказывании своего мнения, пока хорошо не узнаю человека.

10. Если во время разговора я чего-то не понял, то лучше я это пропущу, чем прерву говорящего и попрошу повторить.

11. Я открыто критикую людей и ожидаю от них того же.

12. Мне трудно отказывать людям.

13. Я все же могу получить удовольствие от вечеринки, даже если вижу, что одет не так, как надо.

14. Я болезненно воспринимаю критику в свой адрес.

15. Если я не нравлюсь кому-то, то стараюсь избегать этого человека.

16. Я редко стесняюсь обращаться к людям за помощью.

17. Я редко противоречу людям из-за боязни их задеть.

18. Мне часто кажется, что незнакомые люди смотрят на меня критически.

19. Всякий раз, когда я иду в незнакомое общество, я предпочитаю брать с собой друга.

20. Я часто говорю то, что думаю, даже если это неприятно собеседнику.

21. Я легко осваиваюсь в новом коллективе.

22. Временами я уверен, что никому не нужен.

23. Я долго переживаю, если посторонний человек нелестно отзывается в мой адрес.

24. Я никогда не чувствую себя одиноким в компании.

25. Меня очень легко задеть, даже если это не заметно со стороны.

26. После встречи с новым человеком меня обычно мало волнует, правильно ли я себя вел.

27. Когда я должен за чем-нибудь обращаться к официальному лицу, я почти всегда жду, что мне откажут.

28. Когда нужно попросить продавца показать понравившуюся мне вещь, я чувствую себя неуверенно.

29. Если я недоволен тем, как ведет себя мой знакомый, я обычно прямо указываю ему на это.

30. Если в транспорте я сижу, мне кажется, что люди смотрят на меня с укором.

Обработка результатов.

Шкала СП. Проставляется по одному баллу за ответы «Да» по позициям 3, 4, 6, 8–11, 13, 16–19, 23–25, 27–29 и за ответы «Нет» по позициям 1, 2, 5, 7, 12, 14, 15, 20–22, 26. Подсчитывается общая сумма баллов за ответы «Да» и «Нет».

Шкала СО. Проставляется по одному баллу за ответы «Да» по позициям 1–4, 8–10, 12, 14, 15, 17–19, 22, 23, 25, 27, 28, 30 и за ответы «Нет» по позициям 5–7, 11, 13, 16, 20, 21, 24, 26, 29. Подсчитывается общая сумма баллов.

Интерпретация результатов.

Если сумма баллов по шкале СП больше таковой по шкале СО, то у испытуемого выражено стремление к аффилиации; если же эта сумма баллов меньше, то у испытуемого выражен мотив «страх отвержения». При равенстве суммарных баллов по обеим шкалам следует учитывать, на каком уровне (высоком или низком) оно проявляется.

Если уровни стремления к принятию и страха отвержения высокие, это может свидетельствовать о наличии у данного испытуемого внутреннего дискомфорта, напряженности, так как страх отвержения препятствует удовлетворению потребности быть в обществе других людей.

Задание 3. Ознакомьтесь с опросником «Активность повседневной жизни» (авторы – Н. Lehfeld, В. Reisberg, S. Finkel et al).

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций.

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим.

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰).

Папиллярные узоры пальцев рук – маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни.

Определение уровня мотивации аффилиации (А. Мехрабиан) Описание методики. Обработка результатов

1 Определение уровня мотивации аффилиации (А. Мехрабиан) Теоретические основания Описание методики Методика А. Мехрабиана предназначена для диагностики двух обобщенных устойчивых мотивов личности, входящих в структуру мотивации аффилиации: стремление к принятию (СП) и страха отвержения (СО). Аффилиация потребность человека в общении, в эмоциональных контактах, дружбе, любви. Аффилиация проявляется в стремлении иметь друзей, взаимодействовать с окружающими. Формируется в отношениях с родителями и сверстниками и зависит от стиля воспитания. Обработка результатов На основе двух индексов СП и СО выделяются четыре типа мотивов. Для этого суммарные баллы всей выборки ранжируются как по шкале СП (вопросы с 1 по 30), так и по шкале СО (вопросы с 31 по 62). Далее выделяются четыре группы испытуемых: А) высокий-низкий (СП выше медианы, СО ниже медианы). Б) низкий-низкий (СП ниже медианы, СО ниже медианы). В) высокий-высокий (СП выше медианы, СО выше медианы). Г) Низкий-высокий (СП ниже медианы, СО выше медианы). Испытуемым группы «высокий-низкий» характерен мотив «стремление к принятию группой», а испытуемым группы «низкий-высокий» мотив «страх отвержения». У испытуемых двух других групп интенсивность этих мотивов примерно одинакова, что может свидетельствовать о наличии у них внутреннего дискомфорта, напряженности. У группы «высокий-высокий» страх быть отвергнутым группой препятствует удовлетворению их потребности в общении с другими людьми. Шкала СП Варианты ответов 1,2,5,7,12,14,15,17,20,22,26,30 Ключ -3 1 балл 7 баллов -2 2 балла 6 баллов -1 3 балла 5 баллов 0 4 балла 4 балла +1 5 баллов 3 балла +2 6 баллов 2 балла +3 7 баллов 1 балл 3,4,6,8-11,13,16,18,19,21,23-25,27-29

2 Шкала СО Варианты ответов 31-34,37-40,42,44,45,47-49,52,53,55,57,58, 60, балл 7 баллов -2 2 балла 6 баллов -1 3 балла 5 баллов 0 4 балла 4 балла +1 5 баллов 3 балла +2 6 баллов 2 балла +3 7 баллов 1 балл 35,36,41,43,46,50,51,54,56,59,61

3 Инструкция: Опросник состоит из ряда утверждений, касающихся отдельных сторон характера, а также мнений и чувств по поводу некоторых жизненных ситуаций. Чтобы оценить степень Вашего согласия или несогласия с каждым из утверждений, используйте следующую шкалу: + 3 полностью согласен; + 2 согласен; + 1 скорее согласен, чем не согласен; 0 нейтрален; – 1 скорее не согласен, чем согласен; – 2 не согласен; – 3 совершенно не согласен. Прочтите утверждения теста и оцените степень согласия или несогласия. При этом на бланке для ответов против номера утверждения поставьте цифру, соответствующую выбранному Вами ответу. Не тратьте времени на обдумывание ответов. Дайте тот ответ, который первым пришел Вам в голову. Каждое последующее утверждение читайте только после того, как вы уже оценили предыдущее. Ни в коем случае ничего не пропускайте. При обработке результатов производится подсчет определенных баллов, а не содержательный анализ ответов на отдельные пункты. В тесте не предполагается хороших или плохих ответов. Свободно и искренне выражайте свое мнение. Список вопросов 1. Я легко схожусь с людьми. 2. Когда я расстроен, то предпочитаю быть на людях, чем оставаться в одиночестве. 3. Если бы я должен был выбирать, то предпочел бы, чтобы меня считали способным и сообразительным, чем общительным и дружелюбным. 4. Я нуждаюсь в близких друзьях меньше, чем большинство людей. 5. Я говорю людям о своих переживаниях скорее часто и охотно, чем редко и по особым случаям. 6. От хорошего фильма я получаю больше удовольствия, чем от большой компании. 7. Мне нравится заводить как можно больше друзей. 8. Я скорее предпочел бы провести свой отдых вдали от людей, чем на оживленном курорте. 9. Я думаю, что большинство людей славу и почет ценят превыше дружбы. 10. Я предпочел бы самостоятельную работу коллективной. 11. Излишняя откровенность с друзьями может повредить. 12. Когда я встречаю на улице знакомого, я скорее стараюсь перекинуться с ним хотя бы парой слов, чем просто пройти и поздороваться. 13. Независимость и свободу от привязанности к другим, я предпочитаю прочным дружеским узам. 14. Я посещаю компании и вечеринки потому, что это хороший способ завести друзей. 15. Если мне нужно принять важное решение, то я скорее посоветуюсь с друзьями, чем стану обдумывать его один. 16. Я не доверяю слишком открытому проявлению дружеских чувств. 17. У меня очень много близких друзей. 18. Когда я нахожусь с незнакомыми людьми, мне совсем не важно, нравлюсь я им или нет. 19. Индивидуальные развлечения я предпочитаю групповым. 20. Открытые эмоциональные люди привлекают меня больше, чем серьезные, сосредоточенные. 21. Я скорее прочту интересную книгу или посмотрю телевизор, чем проведу время на вечеринке. 22. Путешествуя, я больше люблю общаться с людьми, чем одному наслаждаться видами и одному посещать достопримечательности.

4 23. Мне легче решить трудную проблему, когда я обдумываю ее один, чем когда обсуждаю ее с другими. 24. Я считаю, что в трудных жизненных ситуациях скорее нужно рассчитывать только на свои силы, чем надеяться на помощь друзей. 25. Даже в коллективе мне трудно полностью отвлечься от забот и срочных дел. 26. Оказавшись на новом месте, я быстро приобретаю широкий круг знакомых. 27. Вечер, проведенный за любимым занятием, привлекает меня больше, чем оживленная вечеринка. 28. Я избегаю слишком близких отношений с людьми, чтобы не потерять личную свободу. 29. Когда у меня плохое настроение, я скорее стараюсь не показывать своих чувств, чем пытаюсь с кем-нибудь поделиться. 30. Я люблю бывать в обществе и всегда рад провести время в веселой компании. 31. Я стесняюсь идти в незнакомое общество. 32. Если вечеринка мне не нравится, я все равно не ухожу первым. 33. Меня бы очень задело, если бы мой близкий друг стал противоречить мне при посторонних людях. 34. Я стараюсь меньше общаться с людьми критического склада ума. 35. Обычно я легко общаюсь с незнакомыми людьми. 36. Я не откажусь пойти в гости из-за того, что там будут люди, которые меня не любят. 37. Когда два моих друга спорят, я предпочитаю не вмешиваться в их спор, даже если с кемто из них я не согласен. 38. Если я попрошу кого-нибудь пойти со мной, и он мне откажет, то я не решусь попросить его об этом снова. 39. Я осторожен в высказывании своих мнений, пока хорошо не узнаю человека. 40. Если во время разговора я что-то не понял, то лучше я это пропущу, чем прерву говорящего и попрошу повторить. 41. Я открыто критикую людей и ожидаю от них того же. 42. Мне трудно говорить людям «нет». 43. Я все же могу получить удовольствие от вечеринки, даже если вижу, что одет не по случаю. 44. Я болезненно воспринимаю критику в свой адрес. 45. Если я не нравлюсь кому-то, то стараюсь избегать этого человека. 46. Я редко стесняюсь обращаться к людям за помощью. 47. Я редко противоречу людям из боязни их задеть. 48. Мне часто кажется, что незнакомые люди смотрят на меня критически. 49. Всякий раз, когда я иду в незнакомое общество, я предпочитаю брать с собой друга. 50. Я часто говорю то, что думаю, даже если это неприятно собеседнику. 51. Я легко осваиваюсь в новом коллективе. 52. Временами я уверен, что никому не нужен. 53. Я долго переживаю, если посторонний человек нелестно выражается в мой адрес. 54. Я никогда не чувствую себя одиноким в компании. 55. Меня очень легко задеть, даже если это не заметно со стороны. 56. После встречи с новым человеком меня обычно мало волнует, правильно ли я себя вел. 57. Когда я должен за чем-либо обратиться к официальному лицу, я почти всегда жду, что мне откажут.

5 58. Когда нужно попросить продавца показать понравившуюся мне вещь, я чувствую себя неуверенно. 59. Если я недоволен тем, как ведет себя мой знакомый, я обычно прямо указываю ему на это. 60. Если в транспорте я сижу, мне кажется, что люди смотрят на меня с укором. 61. Оказавшись в незнакомой компании, я скоре активно включаюсь в беседу, чем держусь в стороне. 62. Я стесняюсь просить, чтобы вернули мою книгу или другую вещь, занятую у меня на время.

6 Бланк для ответов ««19 г. фамилия, имя, отчество дата рож дения ««20 г. ч мин образование, к урс, гр уппа дата и время заполнения Номер вопроса Полностью согласен Согласен Скорее согласен, чем не согласен Нейтрален Скорее не согласен, чем согласен Не согласен Совершенно не согласен

7 Номер вопроса Полностью согласен Согласен Скорее согласен, чем не согласен Нейтрален Скорее не согласен, чем согласен Не согласен Совершенно не согласен

Мотив аффилиации

Ключевые слова (теги): аффилиация, эмоции, мотивация


Х. Хекхаузен
Мотивация и деятельность. Т. 1.
М.,”Педагогика”, 1986.

Читайте также:  Интроверсия социальная - определение, характеристика

Мюррей в 1938 г. описывал мотив (потребность) аффилиации следующим образом:

«Заводить дружбу и испытывать привязанность. Радоваться другим людям и жить вместе с ними. Сотрудничать и общаться с ними. Любить. Присоединяться к группам» [Н. A. Murray, 1938, р. 83].

“Представляется правомерным утверждение, что накапливаемый на протяжении жизни опыт общения с другими людьми ведет к обобщенным ожиданиям встретить в них источник поощрения или наказания. Если доминируют ожидания первого рода, то субъект будет стремиться к другим людям и искать в них товарищей, будет доверять им и высоко их ценить. Если же доминируют противоположные ожидания, то субъект будет избегать других людей, относиться к ним с подозрением и низко их оценивать. Индивид, опыт которого носит смешанный характер и у которого, в силу этого, высоки ожидания обоих родов, будет находиться в сфере межличностных отношений в состоянии практически постоянного конфликта. А человек, у которого оба вида ожиданий низки, будет проявлять в ситуациях межличностного общения безразличие и незаинтересованность.

Люди, в опыте которых преобладают успешные межличностные взаимодействия, должны отличаться, во-первых, сильно развитыми мотивами сближения в ответ на связанные с аффилиацией ключевые стимулы; во-вторых, убеждением в том, что будущие ситуации межличностного взаимодействия дадут то же количество подкрепляющих взаимодействий; в- третьих, стремлением интерпретировать релевантные аффилиации стимулы в терминах собственного прошлого опыта и своих ожиданий»
[р. 34—35].

Измерение мотива аффилиации

В 1952 г. Шипли и Верофф [Т. Е. Shipley, J. Veroff, 1952] опубликовали первую основанную на ТАТ методику измерения мотива аффилиации. Эти авторы несомненно находились в то время под влиянием соответствующих работ в области мотивации достижения, о чем свидетельствуют три момента. Прежде всего Шипли и Верофф также использовали перед написанием рассказов по ТАТ адекватные изучаемому мотиву способы побуждения мотивации различной силы (экспериментальный план типа la). Затем характер (но, разумеется, не их содержание) ключевых категорий анализа и оценки рассказов соответствовал ключевым категориям, разработанным для анализа мотива достижения. Наконец (и это привело к самым разнообразным последствиям), в качестве теоретической основы авторы воспользовались депривационной моделью мотивации: неудачный или сомнительный по своему исходу акт достижения или аффилиации побуждает соответственно мотив достижения и мотив аффилиации, как голод побуждает к поиску пищи Для достижения поставленной цели авторы исследования непосредственно перед проведением ТАТ провели социометрическое оценивание группы членов студенческого клуба, причем непосредственно в помещении этого клуба. Каждый из студентов по очереди вставал, и присутствующие оценивали его с точки зрения таких качеств, как приветливость, нетерпимость, робость, необщительность и т. д. В заключение каждый должен был назвать имена трех товарищей по клубу, с которыми он хотел бы поддерживать дружеские отношения. Наряду с экспериментальной группой в опыте участвовала контрольная группа, испытуемые которой перед ТАТ должны были заполнить опросник о предпочитаемых ими блюдах. Вторая предложенная этими авторами методика состояла в сопоставлении двух групп, одна из которых объединяла студентов, за месяц перед тем получивших отказ на заявление о вступлении в клуб (экспериментальная группа), другая же состояла из принятых студентов (контрольная группа). В обоих исследованиях экспериментальные группы, т. е. группы, находящиеся в условиях депривации, набрали (в соответствии с предварительно отобранными ключевыми категориями анализа содержания рассказов по ТАТ) больше баллов, чем соответствующие им контрольные группы. (Однако результаты второго исследования не вполне убедительны, поскольку обе группы испытуемых не были уравнены по силе мотива аффилиации перед принятием в клуб или отказом в таком принятии. Вполне возможно, что испытуемые экспериментальной группы изначально имели более сильный мотив.) Использованные при анализе ключевые категории содержания позволяли приписывать каждому высказыванию (позитивному или негативному) определенное количество баллов в случаях, когда тематика рассказов вращалась вокруг отвержения, расставания и одиночества. Авторы пришли к выводу, что их основанная на ТАТ методика измеряет страх отвержения. Однако они придерживались мнения, что эта мотивационная тенденция (так же как и ее необнаруженная противоположность—надежда на аффилиацию) ведет не к избеганию аффилиации, а к ее поиску.
&nbsp &nbsp &nbsp В работе Аткинсона, Хейнса и Вероффа [J. W. Atkinson, R. W. Heyns, J. Veroff, 1954] была предпринята попытка избавиться от одностороннего акцента на страхе отвержения и включить в круг анализируемых явлений тенденцию поиска (т. е. надежду на аффилиацию). Авторы, по сравнению с предшествующим исследованием, изменили эксперимент в трех отношениях. Во-первых, они использовали картинки ТАТ, содержание которых могло возбуждать мысли не только об отвержении и расставании, но и об удачной аффилиации. Во-вторых, сохранив предложенную Шипли и Ве-роффом социометрическую ситуацию актуализации мотивации, они ввели в качестве контрольной нейтральную ситуацию. Место действия было перенесено из помещения клуба (где уже сами стены могли возбуждать связанные с аффилиацией позитивные представления) в одну из учебных аудиторий университета, где испытуемым было предложено выполнить задание на решение анаграмм. В-третьих, они расширили разработанные Шипли и Вероффом ключевые категории, по которым анализировалось содержание, включив в них категории, соответствующие позитивным представлениям, и различив внутри большинства категорий позитивные и негативные высказывания. Основной критерий наличия тематики, релевантной мотиву аффилиации, они сформулировали следующим образом:

«Тема аффилиации. присутствует в тех случаях, когда один или несколько персонажей рассказа явно озабочены установлением, поддержанием или восстановлением положительных аффективных отношений с другими людьми. Озабоченность такого рода непосредственно проявляется в случаях, когда само отношение описывается как дружба»
[J. W. Atkinson, R. W. Heyns, J. Veroff, 1954, р.97].

Количество баллов, набранных экспериментальной группой, почти по всем категориям значимо превзошло показатели контрольной группы. Однако по отдельным категориям различие было обнаружено только в позитивных, но не в негативных высказываниях (поэтому в суммарном показателе последние не учитывались). Авторы рассматриваемого исследования не пытались сделать следующий шаг в различении внутри мотива аффилиации тенденций поиска и избегания (к тому же они не создали необходимых для этого противоположных условий актуализации мотивации). Они, скорее, пришли к тому же выводу, что Шипли и Верофф: мотив аффилиации состоит из одной только тенденции поиска, независимо от того, возбуждается ли эта тенденция через страх отвержения или через надежду на общение. Подтверждением этого служит, с точки зрения авторов работы, корреляция мотива аффилиации с рядом социометрически выявленных личностных свойств—стремлением к одобрению, уверенностью и самоутверждением. Была обнаружена также корреляция с эгоизмом, что плохо вписывается в общую картину. Аткинсон и его соавторы оставили без внимания вопрос о том, не оказывают ли надежда на аффилиацию и страх отвержения—даже если то и другое вносит свой вклад в тенденцию поиска— различное действие на поведение. Результаты в целом не дают определенного ответа на этот вопрос. Мотив аффилиации актуализовался в рассматриваемом исследовании только негативно (т. е. порождением сомнения в успехе аффилиации), но не позитивно. Увеличение (по сравнению с нейтральной ситуацией) позитивных показателей в результате подобного рода негативного побуждения мотива может объясняться просто тем, что навязываемое испытуемым сомнение противоречит свойственным части из них обобщенным ожиданиям успеха и тем самым побуждает актуализацию содержаний, связанных с уверенностью в возможности аффилиации. Для проверки этой гипотетической зависимости представляется необходимым предварительное измерение изучаемого мотива в нейтральных условиях. Что касается применявшихся для анализа содержания рассказов ТАТ ключевых категорий [подробно описаны в работе: R. W. Heyns, J. Veroff, J. W. Atkinson, 1958], то они так и не были изменены, хотя требуют доработки в соответствии с теоретически обоснованными критериями валидности. позволяющими развести избегание отвержения и стремление к аффилиации. Наконец, авторы дают столь широкое определение темы аффилиации, что оно охватывает весь неструктурированный конгломерат возможных социальных мотивов, в том числе таких, как стремления к одобрению, признанию или доминированию. В последующие годы были предприняты попытки углубить экспериментальный анализ в двух направлениях:
во-первых, созданием для каждой из тенденций мотива особой ситуации актуализации и,
во-вторых, их раздельной фиксацией при анализе содержания результатов выполнения проективных тестов.
В рамках первого направления Френч и Чэдвик [Е. G. French, I. Chadwick, 1956] попробовали разделить «социометрическую ситуацию» на позитивную (субъект пользуется в группе популярностью) и негативную (субъект не пользуется в группе популярностью). Однако испытуемые (ими были служащие одной из военно-воздушных баз США) восприняли данные социометрии (фиктивные) как недостоверные. Поэтому авторы смогли говорить лишь о неспецифическои ситуации актуализации. В этом исследовании вначале был измерен мотив аффилиации (экспериментальный план НA) с помощью одной из разработанных Френчем методик, так называемого теста на интуицию (вместо картинок испытуемому дается ряд предложений типа «Том всегда позволяет выигрывать другим», которые надо развернуть в рассказ; анализ самих рассказов в основном осуществляется по категориям, предложенным Аткинсоном с соавторами). Была также замерена популярность испытуемых в своих подразделениях, что позволило уравнять по обоим переменным экспериментальную и контрольную группы. Месяцем позже у испытуемых вновь измерялась мотивация аффилиации, на этот раз после ее искусственной актуализации (экспериментальный план 1а). Результаты оказались вполне однозначными: в случае актуализации мотивация возрастает, причем независимо от направления актуализации (однако специфичную по направлению актуализацию в эксперименте создать не удалось) и тем в большей степени, чем выше изначально зафиксированный мотив аффилиации. Эти не связанные с направлением актуализации мотивационные эффекты зависели от установленного социометрически статуса испытуемых: у популярных испытуемых росло число категорий содержания, связанного с НА, у непопулярных—с СО.
Последний результат хорошо согласуется с нашими общими соображениями, поскольку популярность среди членов группы до некоторой степени должна совпадать с ожиданиями (применительно к данной группе) каждого члена группы. Отсюда можно сделать следующий вывод: ситуация социометрии актуализирует мотив аффилиации, однако направленность возникающей мотивации оказывается зависящей от ожиданий, которые (существующие уже в специфической форме) субъект привносит в ситуацию эксперимента.
Это предположение подтвердилось в двух последующих работах. Первая из них—исследование Розенфельда и Франклина [Н. М. Rosenfeild, S. S. Franklin, 1966]—сама по себе не является убедительной. Испытуемыми этих авторов были студентки одного общежития. Они были разделены на четыре группы—одну контрольную и три экспериментальных, представителей которых перед ТАТ просили заполнить социометрический опросник. Испытуемым первой экспериментальной группы между заполнением опросника и ТАТ сообщали положительные результаты социометрии, испытуемым второй группы— отрицательные, испытуемым третьей группы результаты не сообщались. Во всех экспериментальных группах показатели мотивации выше, чем в контрольной группе, однако значимым это отличие от контрольной группы оказалось только в случае второй (здесь различие максимально) и третьей групп. Итоговый вывод авторов о том, что аффилиация является мотивом избегания (точнее, что мотивация аффилиации может наблюдаться только в угрожающей ей ситуации), представляется преждевременным, как и выводы рассмотренной выше работы Аткинсона и его соавторов [J. W. Atkinson, R. W. Heyns, J. Veroff, 1954]. По всей вероятности, сообщаемые испытуемым негативные результаты гораздо сильнее позитивных противоречат их реалистическим ожиданиям. Фактически рассказы ТАТ испытуемых второй группы содержали также чрезвычайно много позитивных высказываний. Для доказательства влияния обобщенных ожиданий опять-таки не хватает предварительного проведения ТАТ. Второе исследование принадлежит Фишману [D. В. Fishman, 1966], который отказался от всяких манипуляций по актуализации мотивации и явился первым, кто наблюдал реальное аф- филиативное поведение в условиях, мало-мальски приближенных к жизненным. В этом исследовании искусственное возбуждение мотивации было заменено действительными отношениями приязни и дружбы, выявленными из ответов совместно живущих студенток на специальный опросник. На основе этих ответов был составлен список специфических ожиданий, связанных с отдельными членами группы. Непосредственно перед (а не после!) заполнением опросника был проведен ТАТ, результаты которого обрабатывались в соответствии с ключевыми категориями анализа содержания, разработанными Хейнсом и его соавторами [R. W. Heyns, J. Veroff, J. W. Atkinson, 1958]. Наряду с суммарным показателем мотива аффилиации были выделены с помощью методики де Чармса [R. deCharms, 1957; см. также ниже] показатели обеих тенденций—НА и СО. Через определенное время после этого (от 2 до 4 недель) устраивалась встреча каждых четырех живущих вместе испытуемых в особой уютно обставленной комнате. Сначала они предоставлялись сами себе, а потом получали письменную инструкцию провести дискуссию по одной из популярных среди студентов тем. Экспериментатор, находившийся в соседней комнате, наблюдал происходящее с помощью особого приспособления и фиксировал в соответствии со специально разработанными ключевыми категориями «позитивное» и «негативное» аффилиативное поведение (на основе этих данных было вычислено процентное содержание «позитивных актов»).
Представленные в табл. 1 данные так же, как и результаты исследования Френча и Чэдвика [Е. G. French, I. Chadwick, 1956]; показывают значимость специфических ожиданий, которая становится явной при рассмотрении этих ожиданий вместе с результатами ТАТ. При недифференцированном рассмотрении результатов всех испытуемых обнаружены лишь слабые корреляции мотива аффилиации в целом и тенденции НА с позитивным аффилиативным поведением. Корреляция между таким поведением и тенденцией СО практически отсутствует. Корреляции значительно возрастают (в случае НА от 0,20 до 0,58), когда рассчитываются для подгруппы испытуемых, обладающих сильными положительными специфическими ожиданиями, в то время как высокие обобщенные ожидания не приводят к увеличению связи между величиной мотива аффилиации и позитивным аффилиативным поведением. Иначе говоря, наиболее интенсивный обмен позитивными аффилиативными действиями наблюдается в тех случаях, когда сильной положительной привлекательности (высокие общие показатели и высокие показатели НА в ТАТ) сопутствуют высокие специфические ожидания (сильная взаимная приязнь партнеров).

Оцените статью
Добавить комментарий