Стигматизация общества в социологии, в психиатрии – теория

Стигматизация общества в социологии, в психиатрии – теория

Теория стигматизации

Теории, рассмотренные до сих пор, основаны главным образом на анализе личностных особенностей девианта, а также социальных и культурных факторов, способствующих девиации. Однако за последние 20 лет сформировалось несколько новых подходов к девиации, которые основное внимание обращают на тех, кто оценивает человека с точки зрения девиации, а также на то, как обращаются с индивидом, которому приклеен ярлык «девианта».

Говард Беккер предложил концепцию, противоположную обсуждавшимся выше. В своей книге “Аутсайдеры” (1963) он отверг многие психологические и социологические объяснения девиации, потому что они основаны на «медицинской модели», согласно которой человек, проявляющий девиантное поведение, считается в некотором смысле «больным». Такие подходы не учитывают политического аспекта девиации. Беккер считают, что девиация на деле обусловлена способностью влиятельных групп общёства имеются в виду законодатели, судьи, врачи и пр.) навязывать другим определенные стандарты поведения. «Социальные группы создают девиацию, — писал он, — поскольку они следуют правилам, нарушение которых считается девиацией кроме того, они навязывают эти правила определенным людям, которым “наклеиваются ярлыки” аутсайдеров. С этой точки зрения девиация не качество поступка, который совершает человек, а скорее следствие применения другими людьми правил и санкций против “нарушителя”».

В окончательном виде теория стигматизации основана на положениях, сформулированных Танненбаумом в 1938 г., Лемертом в 1951 г., Беккером в 1963 г., Тэком в 1969 г. и Куинни в 1970 г.

Шраг выделяет девять этапов процесса стигматизации:

  1. Ни одно действие не преступно само по себе; оно является таковым в силу закона.
  2. Определение того, что является преступным, применяется в интересах власть имущих представителями этих групп, в частности полицией.
  3. Человек становится преступником не потому, что он нарушил закон, а в силу процесса стигматизации, посредством которого власти приписывают ему этот статус.
  4. Разделение всех людей на две категории — преступников и непреступников — противоречит здравому смыслу и очевидным фактам.
  5. В нарушении закона уличают лишь немногих, тогда как очень многие, быть может, виновны не в меньшей степени.
  6. Поскольку санкции, используемые в правоприменительной деятельности, направлены против человека, а не только против преступного деяния, характеристики преступника влияют на суровость и последствия наказания
  7. Уголовные санкции варьируются в зависимости и от других характеристик преступника, таких, как принадлежность к меньшинству, отсутствие постоянного местожительства, плохое образование, проживание в районах городской бедноты и т. д.,
  8. Уголовная юстиция исходит из стереотипного представления о преступнике как о злоумышленнике, как о человеке низких моральных качеств, заслуживающем порицания.
  9. Тем, кто однажды был заклеймен как преступник, трудно избавиться от этого клейма и восстановить свое прежнее положение в обществе.

Этапы процесса стигматизации были выделены также Кресси и Уордом:

  1. С точки зрения ребенка, во время игры допустимо битье окон, лазанье по крышам и вообще «безобразничание».
  2. Требования прекратить «плохое» поведение предъявляются ребенку членами общества в том числе родителями.
  3. В результате подобной реакции взрослых ребенок считает, что с ним обошлись несправедливо и, что еще более важно — что его община и, быть может, его родители уже не причисляют его к «хорошим» детям.
  4. Родители, полиция и другие могут после этого с подозрением относиться ко всем его действиям, к его друзьям, его высказываниям, его личности, подкрепляя тем самым отношение к нему как к «плохому».
  5. Когда ребенок обнаруживает, что его считают «плохим» и что даже его попытки быть «хорошим» рассматриваются как доказательства того, что он «плохой», он может стать более «предрасположенным к совершению преступления» пли еще теснее примкнуть к группе товарищей по играм, которая получает ярлык «шайка девиантов».
  6. После того как общество признало подростка плохим, оно уже знает, как с ним справиться; фактически оно не знало, что делать с ним, пока на нем не было клейма «плохой».
  7. В процессе воздействия на делинквента выкристаллизовывается представление общества о делинквенте и представление делинквента о самом себе; теперь он считает себя таким, каким его считает общество, а именно «неисправимым», «делинквентом» или «преступником».

«Самореализующееся пророчество», идущее от стигматизации, — проблема, обсуждавшаяся Мертоном в 1957 г. Становится ли человек делинквентом в силу стигматизации, или дело заключается в том, что компетентный эксперт поставил правильный диагноз и сделал верный прогноз вот вопрос, который следует считать центральным. Несомненно, каждая из этих точек зрения частично отражает социальную ситуацию. Стигматизация девиантов осуществляется в форме наклеивания ярлыков и стереотипизации. Как правило, это происходит тогда, когда делинквенты объединяются в преступную шайку и общество отвергает эту шайку, что делает девиантное поведение явным и привлекает к нему общественное внимание.

При осуществлении программ контроля над делинквентностью следует избегать стигматизации. Во-первых, с точки зрения ее результатов остается неясным, что лучше — делать что-нибудь вообще или ничего не делать, а если что-то делать, то что именно. Во-вторых, расширение наших знаний о молодежи открывает для нас категорию людей, которые нуждаются в помощи скорее, чем делинквенты; поэтому стигматизация представляет собой юридическую категорию, способствующую проведению ненужных различий.

Критика теории стигматизации:

В отличие от концепций, обращающих основное внимание на особенности индивидов, способствующие девиации, теория стигматизации объясняет, каким образом формируется отношение к людям, как девиантам.

Эта теория подвергается критике. Гоув и другие исследователи считают, что ее сторонники «стоят на стороне обездоленных», которые оказались на дне общества и не могут оказать сопротивление тем, кто навешивает на них ярлыки девиантов. Сравнительно недавно Пивен (1981) отметила, что сторонники этой концепции в какой-то мере преувеличивают пассивность девиантов и их неспособность бороться с правящими классами.

Она утверждает, что в действительности известно много людей, оказывающих сопротивление, иногда успешное, попыткам властей унизить их и поставить на колени. Она приводит пример борьбы негров юга Америки, которые отвергают нормы, навязываемые им окружающим обществом, и организуют бойкоты, сидячие забастовки и марши протеста. Согласно точке зрения Пивен, девиация подразумевает конфликт в большей мере, чем предполагают сторонники теории наклеивания ярлыков.

5) Теория конфликта

Теория конфликта возникла па основе положений и принципов, разработанных Георгом Зиммелем (1858-1918), который считал, что конфликт является формой взаимодействия в отличие от его содержания. Содержание может быть различным, но форма «социального конфликта» остается одной и той же. Теория конфликта исходит из ориентированного на социальную психологию подхода к формированию личности с позиций социального взаимодействия и представления о коллективном поведении как о социальном процессе.

Еще более ярко выраженный политический подход к девиации выбран группой социологов, которые называют себя “радикальными криминологами”. Они отвергают все теории преступности, трактующие ее как нарушение общепринятых законов; утверждают, что такие концепции характеризуют общество как абсолютно единое целое. Согласно их точке зрения, создание законов и подчинение им является частью конфликта, происходящего в обществе между различными группами. Чтобы пояснить суть этой концепции, Остин Турк (1969) привел следующий довод: когда возникает конфликт между властями и некоторыми категориями граждан, власти обычно избирают вариант принудительных мер. Например, сотрудники полиции с большей готовностью применяют законы, соответствующие их собственной субкультуре (скажем, запрещающие гомосексуализм), чем те, которые противоречат ей (например, защищающие гражданские права). Кроме того, полиция в первую очередь применяет законы, направленные против бедняков и не причастных к власти, тех, кого можно подавлять, не встречая сопротивления.

Квинни (1977) рассматривает данную проблему с марксистской точки зрения. Он утверждает, что законы и деятельность правоохранительных органов — это орудие, которые правящие классы (владеющие средствами производства) используют против тех, кто лишен власти. Например, в XII в. были приняты законы, запрещающие бродяжничество, что было обусловлено стремлением землевладельцев, заставить бедняков работать, ибо в то время каждый десятый работник погибал от чумы или его забирали в отряды крестоносцев (Чемблисс, 1964). Далее Квинни подчеркивает, что даже законы, якобы противоречащие интересам правящих классов (например, принятое в 30-е и 40-е г. XX в. законодательство, поддержавшее требование профсоюзов), в действительности служат этим интересам. Ведь если бы такое законодательство не было принято, мог произойти революционный взрыв, что привело бы к коренным изменениям социального строя.

Таким образом, «радикальная криминология» не интересуется, почему люди нарушают законы, а занимается анализом сущности самой законодательной системы. Более того, сторонники этой теории рассматривают девиантов не как нарушителей общепринятых правил, а скорее как бунтарей, выступающих против капиталистического общества, которое стремится изолировать и поместить в психиатрические больницы, тюрьмы и колонии для несовершеннолетних множество своих членов, якобы нуждающихся в контроле.

Критика теории конфликта:

· В обществе, где нет противоборствующих классов все равно есть преступность.

· Теории конфликта рассматривают преступников из низших слоев как имеющих право на преступления.

Мы рассмотрели основные социологические подходы к объяснению девиантного и делинквентного поведения, которые играют значительную роль в современной интерпретации рассматриваемого явления.

Итак, девиантным поведением считается любое по степени выраженности, направленности или мотивам поведение, отклоняющееся от критериев той или иной общественной нормы.

Девиантное (отклоняющееся) поведение имеет следующие клинические формы:

· аутоагрессия (суицидальное поведение);

· злоупотребление психоактивными веществами;

· характерологическое и патохарактерологическое поведение;

· нарушения пищевого поведения;

· аномалии сексуального поведения;

Эти клинические формы девиантного поведения и можно отнести к основным формам аномального поведения

Теория стигматизации

Стигматизация — это реакция социального окружения на девиантное поведение, выражающаяся в навешивании на людей ярлыков «девиантов» или преступников. Термин был введен И. Гоффманом в 1963 г., для описания реакции людей на человека с физической инвалидностью. Впоследствии это понятие стало использоваться более широко — для описания реакции людей на любые качества, которые считаются ненормальными или необычными и служат основой для нападок или исключения.

Читайте также:  Экспрессия - что это такое, синонимы экспрессии чувств

Изучая девиации с позиций интеракционизма, Эдвин Лемерт (1967) ввел два ключевых понятия: первичные и вторичные девиации. Первичные девиации — это отступления от норм, совершенные индивидом впервые. В большинстве случаев такие поступки не затрагивают идентичность человека, так как здесь «включается» процесс нормализации девиации. Нормализация девиации — это оправдание девиантного поведения социальным окружением с целью сохранения «нормальной» идентичности человека. Все мы, наверное, сталкивались с ситуациями, когда неадекватные поступки того или иного человека (грубость, хамство и др.), совершенные впервые, мы пытались оправдать его переутомлением, болезнью и др. В этих случаях мы как раз и хотели нормализовать девиацию, т.е. вернуть идентичность человека к норме. Социологи заметили, что процесс нормализации часто зависит от социального статуса девианта, т.е. отклоняющееся поведение людей богатых и властных оправдывается чаще и результативнее, чем бедных. Причем такая реакция отмечена не только со стороны обычных людей, но и представителей власти.

Если нормализации не происходит, на человека могут навесить ярлык девианта или преступника. В этом случае первичная девиация может перейти во вторичную. Вторичная девиантность — это принятие ярлыка и восприятие себя людьми, преступившими норму, в качестве девиантов или преступников. В этом случае ярлык может стать центром идентичности человека и привести к усилению его девиантного поведения. Примером может служить ситуация, когда объявление того или иного подростка хулиганом ведет к тому, что он начинает вести себя отклоняющимся образом и воспринимает себя в качестве «плохого парня».

Таким образом, согласно данной теории ярлык девианта воздействует не только на реакцию окружающих, но и на восприятие таким человеком самого себя, даже может стать центром идентичности человека.

1. Социология и ее место в психиатрии

1. Социология и ее место в психиатрии

Творчество Томаса Шеффа объединяет сразу несколько исследовательских областей: социологию и психологию, психиатрию и философию. Его идеи принципиальным образом отличаются как от идей Гофмана, так и вообще от идей социологов, критически настроенных по отношению к психиатрии. Он изначально ориентирован на разработку социологической теории психического заболевания, и она возникает в пространстве его интереса не магистральным вектором, а центральным исследовательским пространством. Эту теорию нельзя назвать революционной или социологически оригинальной. Но она конституирована вокруг пространства психической ненормальности, и поэтому занимает важное место в антипсихиатрическом и околоантипсихиатрическом дискурсе, включаясь одновременно в комплекс социологических теорий девиации и стигматизации. «Шефф, – пишет Леонард Бауэрз, – расширил теорию стигматизации до всеобъемлющей, систематической этиологической теории психического заболевания»[609].

Шефф родился в 1929 г., в 1950 г. получил степень бакалавра физики в Университете штата Аризона, в 1960 г. – степень доктора социологии в Калифорнийском университете, в Беркли. В 1959–1963 гг. работал в Университете штата Висконсин, а затем – в Калифорнийском университете в Санта-Барбаре, где по настоящее время занимает должность почетного профессора. Опубликовав свои наиболее значимые работы по теории стигматизации еще в 1960–1970 гг., Шефф и поныне остается классиком американской социологии. Он был председателем секции социологии эмоций Американской социологической ассоциации, президентом Тихоокеанской социологической ассоциации, исполнял обязанности советника Законодательного собрания Калифорнии при подготовке закона Лантермана – Петриса – Шорта, подписанного в 1969 г. Рональдом Рейганом и регулирующего недобровольную госпитализацию психически больных.

Идеи Шеффа, в частности те, что касаются психического заболевания, развиваются в общем контексте критических социальных теорий антипсихиатрии. Сам Шефф всячески настаивал, что не собирался опровергать и доказывать необоснованность психиатрических и психологических теорий. Скорее, он стремился разработать модель, которая могла бы послужить дополнением к уже имеющимся моделям и объединить существующие наработки. Психиатрические и психологические теории, на его взгляд, играли и продолжают играть положительную роль в теории и практике психиатрии, но эта новая модель, возможно, представила бы иной и более совершенный ракурс. Его теория для него самого – попытка изменить общую модель, а не избавиться от отдельных понятий[610].

Исходной точкой идей Шеффа является более или менее разработанная теория психического заболевания, которой он уделяет особое внимание. Именно эту черту он указывает в качестве отличительной, когда сравнивает свою теорию с другими подходами антипсихиатрии[611]. Он действительно говорит о «других» подходах, имея в виду воззрения Гофмана, Лэйнга и Саса, и не отделяет себя, как принято в этом кругу, от антипсихиатрии.

Никто из представителей антипсихиатрии, на взгляд Шеффа, не предлагает разработанной теории и, следовательно, научного решения проблемы определения и исследования психического заболевания. По его мнению, подход Гофмана, несмотря на свою социологическую сложность, дает лишь концептуальное описание психического заболевания с опорой на многочисленные примеры. Действительно, здесь с Шеффом поспорить трудно, ведь Гофман нигде в своих работах даже не задается целью представить такую теорию. Подход Лэйнга, по его мнению, психологически сложен, но содержит еще меньше концептуального объяснения. Подход Саса и вовсе не привлекает концептов, он выражен на обыденном языке.

Отказ включать социальные процессы в динамику психических расстройств Шефф называет одним из самых частых недочетов психиатрических теорий. И на его взгляд, несмотря на признание важности этих процессов, концептуальные социальные модели все еще редко используются при выработке теорий психических заболеваний. И это совершенно необоснованно, поскольку социологический подход может открыть новые перспективы: «Социологи смотрят на девиации по-другому, чем все остальные члены общества. Они настаивают, что, чтобы объективно понять девиацию…, необходимо сначала понять более общие феномены социального контроля, процессы, обусловливающие согласованность человеческих групп»[612].

Социология соприкасается с психиатрией в задаче формулирования теории психического заболевания в одном центральном, на взгляд Шеффа, пространстве – теории социального контроля. Эта теория – основная модель интерпретации социологии, и именно поэтому девиации в ней рассматриваются как разновидность неподчинения. Шефф подчеркивает, что социологический подход в этом случае выгодно отличается от подхода экспертов в области психического здоровья, обывателей и служителей закона в силу трех обстоятельств. Во-первых, обыватели и эксперты часто рассматривают девиации как обособленную проблему, выстраивая закрытую перспективу исследования. Они задаются вопросами о том, какие черты характера могут привести к девиации, что необходимо с ней делать и проч. Эти вопросы не забывают и социологи, но перспектива социального контроля позволяет включить в общую систему не только самого девианта, но и общество, в котором он функционирует. Во-вторых, в социологическом подходе понятие девиации используется беспристрастно вне зависимости от моральных коннотаций. Это достигается благодаря тому отношению отчуждения, которое выстраивает к этому понятию социолог, находясь за пределами системы психического здоровья (в отличие от психиатров-экспертов), но будучи членом социальной общности. В-третьих, так девиация включается в общую всеохватывающую систему описания и исследования социальной реальности, она как часть этой системы обладает рядом специфических признаков, но являясь ее частью, должна изучаться комплексно[613].

В качестве лейтмотива теории стигматизации Шеффа можно привести следующее его высказывание: «Если психиатрия желает развиваться, она должна рассматривать не только микромир биологии, но и множество масштабных миров, в частности, миры эмоций, отношений и социальных систем. Люди – это не только тела, но также эмоциональные и межличностные системы, и они сами включены в социальные системы. Чтобы понять эти системы, я предлагаю глубже исследовать внутриличностный и межличностный диалог. Описывающая социальные системы теория стигматизации при этом должна быть объединена с теорией эмоциональной/межличностной динамики, которая имеет место во внутриличностном и межличностном пространстве»[614].

В этом призыве заметно отчетливое влияние британской психиатрии с ее трактовкой человека как включенной в социальную общность, с ее вниманием к межличностному диалогу и даже с ее двойственной социально-психологической теорией. Шефф, правда, обращает внимание не столько на сам процесс социального взаимодействия, сколько на его устойчивые паттерны. И если антипсихиатрия в этом социально-психологическом пространстве коммуникации и коммуницирующего общества акцентирует психологическую составляющую, то Шефф больше сосредоточивается на социальной.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Стигматизация

Стигматизация – это отнесение окружающим социумом кому-либо определенных характеристик, чаще всего негативной направленности, по внешним формальным факторам в силу культурных обычаев, политики или личных психологических комплексов. Данное явление произошло от греческого слова, означающего клеймо. Так, к примеру, индивиду с диагнозом психическое расстройство зачастую приписывается чрезмерное стремление к насильственным действиям либо неспособность к плодотворной работе.

Социальная стигматизация означает разновидность связей между позорным качеством общества и программируемым отношением к нему. Вследствие навязывания стереотипов индивид становится неспособным вести полноценную жизнь в социуме по причине отнятия права на признание общества.

Стигматизацию некоторые криминологические концепции рассматривают в качестве результата либо процесса навязывания страной человеку, совершившему общественно опасный проступок, «клейма» преступника. Индивиду, однажды совершившему противоправное деяние и «заклейменному» как преступник, в дальнейшем трудно освободиться от этой «стигмы». Данное явление ведет к появлению целого пласта антисоциальных личностей.

Теория стигматизации

Основой теории стигматизации стала ключевая идея конфликтология, которая утверждает, что субъекты зачастую плохо ладят друг с другом, поскольку расходятся в собственных взглядах и интересах. При этом власть имущие обладают возможностью формулировать свои принципы и убеждения в нормах, которые контролируют институциональную жизнь, и успешно навешивают отрицательные характеристики («ярлыки») на нарушителей принятых норм. Другими словами, сторонников теории стигматизации интересует процесс, следствием которого является получение отдельными индивидами клейма девиантов и рассматривания этими индивидами собственного поведения в качестве девиантного.

Сторонники теории стигматизации Г. Бекер, Э. Лемерт и К. Эриксон полагают, что само по себе ни одно деяние не является по сути криминальным либо некриминальным. Негативность поступка определяется не его содержанием, а оцениванием его окружающими и реакцией на него.

Кроме того, абсолютно всем людям присуще девиантное поведение, имеющее связь с нарушением различных норм. Сторонники описываемой теории отвергают популярное представление о разделении всего человечества на «нормальных» и обладающих какими-то патологиями. Так, к примеру, многие индивиды ездят с превышением скорости, совершают мелкие кражи, скрывают доходы, дебоширят, устраивают акты вандализма после победы либо проигрыша любимой футбольной команды и т.п.

Читайте также:  Коучинг - виды, модели, техники, методы

Приверженцы теории стигматизации подобные действия называют первичной девиацией и определяют ее в качестве поведения, нарушающего социальные нормы, но зачастую ускользающего от внимания органов охраны правопорядка.

Теория стигматизации Беккера кратко звучит следующим образом: девиантом называется индивид, которому социум прикрепил соответствующий ярлык, а девиантным поведением именуется поведение, которое так обозначили люди.

Беккер утверждал, что на деле девиация определяется способностью облеченных властью социальных групп (например, законодатели) навязывать другим стандарты поведения. Он писал, что социальные группы формируют девиацию, ибо они следуют нормам, нарушение которых социумом считается девиацией. Также, они эти правила навязывают определенной части населения, которой «навешиваются ярлыки» аутсайдеров. Его концепция стигматизации рассматривает девиацию не в качестве проступка, совершаемого субъектом, а скорее как результат применения остальными людьми норм и санкций против такого «нарушителя».

Кроме того, Беккер подчеркивал значимую роль «поборников нравственности”, организующих так называемые «крестовые походы». В случаях, когда они одерживают победу, формируется новая система правил, которая порождает образование новых девиантов.

Стало быть, теория стигматизации Беккера кратко представляет собой объяснение, каким образом вырабатывается определенное отношение к индивидам. Это и отличает теорию стигматизации от концепций, которые акцентируют внимание на особенностях субъектов, способствующих девиациям.

Стигматизация общества

Считается, что стигматизация общества создается на фундаменте одного главного качества, которое будет являться показательным, и комплекс качеств, причисляемых на основании наличия главного. Это подтверждают следующие примеры стигматизации. Бытует миф, что женский пол плохо водит автомобиль. Данный миф является формой стигматизации, которая в ряде случаев связанна с дискриминацией по половому признаку. Поскольку практика доказывает обратное – не всякая женщина плохо управляет транспортным средством, но устоявшийся стереотип это подразумевает.

Весь мир утверждает, что «русские алкоголики» – это высказывание является примером межнациональной стигмы, которая базируется на различиях в особенностях культуры. Из-за отрицательной направленности и категоричности это утверждение считается стигматизацией.

Немцев большинство считает фашистами. В этом случае неприемлемая гуманистическими принципами коллективная ответственность оправдывается деяниями отдельных субъектов и политикой государства в ходе мировой войны.

Социальная стигматизация нередко приводит к дискриминации. Другими словами, она ведет к реальным действиям, которые ограничивают права определенной группы. При этом в ряде цивилизованных государств явно выраженная стигматизация и обусловленная ею дискриминация, или запрещены на законодательном уровне, или осуждаются социокультурными устоями. Практически любой социум насыщен стигмами.

Примеры стигматизации свидетельствуют о приписывании определенным категориям населения качеств, которые не обязательно им свойственны. Людей из глубинки принято считать менее культурными и образованными, к индивидам с ВИЧ относятся предвзято, поскольку большинство уверено, что имеющие множественные половые связи с различными партнерами.

Социальные стигмы могут облачаться в положительную форму. К примеру, спортсмена боксера «хвалят» за непривычно здравые мысли для индивида, который жизнь посвятил спорту. Ведь, если есть сила, то ума не надо. Подобные «положительные» стигмы бывают не менее оскорбительными, нежели ярлыки выраженной отрицательной направленности.

При этом не следует относить к категории ярлыков любые ироничные или обидные определения. Например, часто можно услышать оскорбление в собственный адрес в переполненном транспорте. Однако это не будет стигмой. Для появления стигматизации необходимы две составляющих: обобщение и перенос «отрицательного» качества или неумения с отдельных представителей населения на всех членов данной категории.

Социальная стигматизация имеет свои виды:

– культурная стигматизация, которая представляет собой навешивание социальных ярлыков, которые укоренились в социокультурных нормах либо мировой культуре (например, все чукчи недогадливы);

– личная (внутренняя) стигматизация, заключается в предубеждении против собственной персоны, базирующемся на сопричастности к чему-либо (например, женщинам свойственно утверждение «я толстушка»);

– институциональная стигматизация, являет собой установленную на законодательном уровне стигматизацию (например, человек, имеющий судимость).

Концепция стигматизации развивалась в общественных науках Э. Гоффманом. Он впервые ввел понятие стигмы в 1963 году.

Теория стигматизации Гофмана изложена в его труде «Стигма. Заметки об умении обращаться с бракованной идентичностью». Явление сексуальных ярлыков изучал его коллега К. Пламмер, свои изыскания он назвал «Сексуальная стигма: интеракционистский подход». Анализируя религиозные движения, понятие стигмы использовал В. Липп в труде «Стигма и харизма».

Теория стигматизации Гофмана основана на его убеждении, что индивид со стигмой может использовать ее, получая при этом вторичные выгоды, например, оправдывая ею собственные неудачи. Если вследствие ряда факторов субъект со стигмой утрачивает ее, то он может выявить, что научился чему-то, или прийти к какому-то пониманию, например, что жизнь с определенным ярлыком – это не самый страшный дефект человека.

Согласно его теории, нормальным восприятием и отношением к субъекту со стигмой, считается:

– благожелательное общественное поведение, призванное ослабить и сгладить наличие стигмы у человека;

– разнообразные формы дискриминации такого человека;

– обобщение стигмы, которое заключается в приписывании индивиду дополнительных недостатков, на основании наличия какого-то одного дефекта (например, к слабовидящему человеку зачастую обращаются гораздо громче, нежели обычно, словно он еще и плохо слышит), либо же дополнительных потенциалов (шестое чувство, сверх чувствительность восприятия);

– формулирование «концепции» стигмы, которая являет собой своеобразную идеологию, призванную «открыть глаза» на опасность, которую несет такой индивид, в ряде случаев – с целью оправдания собственного недружелюбного отношения к нему.

Э. Гоффман отмечает, что стигматизированный субъект зачастую не понимает, какие чувства «по-настоящему» к нему испытывают остальные люди. Поэтому для них каждое новое взаимодействие всегда является неопределенностью, поскольку их или признают, или отторгнут. Стигматизированный субъект неустанно должен думать о производимом на социальное окружение впечатлении.

Стигматизация в социологии

Шестидесятые годы прошлого столетия знаменуют активизацию интереса социологов к явлению стигматизации. В период с середины шестидесятых и до начала девяностых появилось на свет множество научных изысканий, которые исследовали широкий спектр отклоняющегося поведения индивидов. Социологи этого периода рассматривали «норму» и «девиацию» не в качестве самостоятельных и изолированных явлений друг от друга, а как «антагонистичности», обнаруживающиеся в сложных процессах взаимодействия членов социальных групп. Исходя из описанного подхода, вопрос «Кто становится стигматизированным и почему?» отходит на второй план, а на передний выходит вопрос «Кто ставит клеймо, навешивая «ярлык», какие для этого существуют основания?».

Проблемы стигматизации заключаются в последствиях клеймения. Поскольку ее итогом всегда является социальное маркирование, то есть выделение индивида либо группы индивидов из сообщества с последующим противопоставлением его или их остальным членам общности. Заключительным этапом стигматизации будет полное либо частичное отторжение от сообщества заклейменного индивида или группы людей. Нередко социальное маркирование становится фактором, который предопределяет на ее основе программирование и самопрограммирование поведенческого реагирования заклейменного индивида.

Считается, что термин «стигма» зародился в Древней Греции. Вначале его применяли к телесным татуировкам, которые означали либо зависимый, либо общественно неодобряемый статус заклейменного. Стигма ранее выступала условным признаком общественного клеймения индивидов, фактором социального позиционирования, показателем социальной позиции в обществе человека. Стигма является атрибутом социального характера, который свидетельствует о низком статусе человека или группы индивидуумов. Наличие стигмы окружающими расценивается в качестве так называемого «порока», а носитель стигмы считается индивидом, заслуживающим порицание, нередко даже наказание. Любая природная характеристика или социальное качество может послужить поводом для клеймения. Следовательно, стигмой является, прежде всего, социальная характеристика индивидуума (группы), формируемая общественной средой, в которой совершается действие.

Считается, что стигма может быть трех видов: нейтральная, позитивная (утверждающая достоинство личности) и негативная (лишающая индивида заслуг и достоинств).

Стигма в качестве социального явления в большинстве случаев характеризуется негативной направленностью и основывается на отторжении социумом каких-либо выраженных отличительных внешних признаков, например: внешнего облика индивидуума, качеств его характера, специфических особенностей его поведенческих реакций. «Специфичность» индивида часто не представляет опасности для окружающего социума, но это не мешает его стигматизации, которая ведет за собой его осуждение в различной форме выраженности, отнесение его особенностей характера или личностных черт к девиантности. Вследствие чего стигма воздействует на поведение индивидуума и его самосознание, либо неоправданно унижая, либо возвеличивая его на основе исключительно внешних признаков. Этим клеймение опасно для отдельных индивидов, так как негативно влияет на их социальную самостоятельность и способно спровоцировать девиантность. Кроме того, стигматизация небезопасна и для общества. Ведь маркирование отдельных групп ударяет по общественной нравственности и гуманным установкам социума, вызывает конфликты внутри общества. Следовательно, явление стигматизации является своеобразным замкнутым кругом, поскольку социальное клеймо и страх быть подвергнутым наказанию вызывает психологическое и социальное отчуждение, которое в равной степени причиняет вред и индивиду, и социуму. В этом и заключаются проблемы стигматизации.

Стигматизация в психиатрии

Стигма в психиатрии определяется в качестве признака презрения и недоверия, отделяющего индивида от остальных. Она всегда приводит к негативным волнениям и, прежде всего, провоцирует возникновение чувства стыда. Психические недуги до сих пор воспринимаются как попустительство собственным капризам и желаниям, как слабость. Стигматизация больных нередко распространяется на потомков, причиняя эмоциональную травму не только взрослым особам, но и их чадам, а также остальным членам семьи больного.

Всемирная психиатрическая ассоциация признала тот факт, что психиатрический диагноз представляет собой стигму, затрудняющую социальное приспособление и реализацию прав, предусмотренных законом.

В соответствии с информацией Всемирной организации здравоохранения, отказ в предоставлении индивидам, имеющим в анамнезе психические недуги, социально-культурных, экономических, гражданско-политических прав, нарушение элементарных свобод характерны большинству государств мира. Такие нарушения наблюдаются не только исключительно внутри врачебных учреждений, но и за их границами. Субъекты с психическими отклонениями подвергаются стигматизации, жестокому и пренебрежительному обращению. Кроме того, дискриминации могут подвергаться также индивиды, являющиеся психически здоровыми, когда их ошибочно принимают за лиц, страдающих психическими недугами или перенесшими такие заболевания в прошлом.

Социальная стигма всегда характеризуется эмоциональной окрашенностью и часто бывает совершенно не оправдана действительностью, что является ключевым отличием социальных стигм от придуманных стереотипов. Показательным примером стигматизации является мнение большинства, что алкоголики намного менее опасные, нежели шизофреники и гомосексуалисты.

Стигматизация больных психическими расстройствами и последующая за ней дискриминация являются наиболее серьезными проблемами здравоохранения.

Автор: Практический психолог Ведмеш Н.А.

Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Читайте также:  Инстинкт самосохранения у человека, у детей

Стигматизация в психологии

Содержание статьи:

  1. Причины возникновения
  2. Разновидности стигматизации
    • Физическая
    • Психическая
    • Социальная
    • Культурная

  3. Последствия для человека
  4. Особенности профилактики

Стигматизация (от греческого «стигма» — «клеймо») — это процесс нанесения клейма. В современном мире это понятие ассоциируется со стереотипами и навешиванием социальных ярлыков, имеющих отрицательный характер. Человек, отличающийся каким-либо физическим, моральным или иным признаком от большинства того общества, в котором он живет, наделяется стигмой. Яркие примеры: «Все блондинки глупые», «Одела короткую юбку, значит, шлюха», «Левши — ненормальные» и т.д.

Причины возникновения стигматизации

Человеку свойственно давать ярлыки, он это делает исключительно из защитных побуждений для того, чтобы легко и быстро ориентироваться в окружающем его мире. Шаблоны и стереотипы — это набор знаний и опыта каждого отдельного индивидуума для более комфортного взаимодействия с действительностью.

Стигматизация общества — это навешивание социальных, моральных, психологических негативных характеристик (ярлыков) на отдельного индивида или даже сообщество, в отличие от стереотипов, которыми мы наделяем предметы и явления реального мира и которые нам помогают жить.

Одним из самых главных отличий стигмы от предвзятых представлений является эмоциональная окраска. Клеймо всегда яркое, его цвет носит негативный и разрушительный характер.

К основным причинам стигматизации относят:

    Негативные культурные традиции и мифы. Психические расстройства издавна ассоциировались с «одержимостью злыми духами», отсюда страх и неприязнь со стороны общества.

Недостаточная информированность в отношении того или иного «греха», вызывающего стигматизацию. Как правило, люди боятся того, чего не знают. Плохая осведомленность о путях заражения такими болезнями, как гепатит С, ВИЧ или туберкулез, наделяет людей, страдающих этой болезнью, ярлыками «наркоман», «алкоголик», «гомосексуалист».

Сложившийся негативный стереотип. Например: «гаишники — взяточники», «женщины плохо водят машину» и т.д.

  • Низкий социальный и культурный уровень общества. Чем ниже качество жизни, общая образованность и культура людей, тем большее количество стигматизированного населения. Ярким примером могут быть исправительные учреждения или школы. В этих местах стигматизация становится основой мировосприятия. В первом случае потому, что в тюрьмах в основном находятся люди с очень низким социальным статусом. А школы — это места для получения образования и культуры, здесь находятся подростки переходного возраста в период формирования личности.
  • Основные разновидности стигматизации

    Выделяют несколько видов стигматизации: физическая, психологическая, социальная, культурная или этническая. Рассмотрим детально каждую разновидность такого явления.

    Физическая стигматизация

    Под физической стигматизацией понимается присвоение стигмы лицам с физическими недостатками, врожденными или приобретенными. Например, когда слепому говорят громче, хотя он прекрасно слышит, или психически больные, которых стараются сторониться, считая их непредсказуемыми и опасными.

    Широкое распространение получила теория стигматизации в психиатрии. Суть ее заключается в том, что люди, страдающие психическими расстройствами, больше всех остальных подвергаются общественному клеймению. Как утверждают сами врачи, даже небольшие расстройства ведут к навешиванию ярлыка социальной неблагонадежности. Это мешает нормальной адаптации таких людей в обществе.

    Зачастую человек, имеющий даже незначительное психическое заболевание, страдает больше от предубеждений со стороны окружающих, чем от симптомов самой болезни. Опросы, проводившиеся в США, показали, что люди не хотят работать в одном коллективе с бывшими пациентами психиатров, проводить вместе с ними время и создавать семьи.

    Сюда же можно отнести людей со всеми неизлечимыми болезнями, такими как СПИД, гепатит, туберкулез. Людям с этими болезнями сразу же присваивается «звание» социального аутсайдера, наркомана, алкоголика и т.п.

    Психологическая стигматизация

    Психологической стигматизаций называется явление, при котором человек сам наделяет себя какой-либо стигмой. Например, «я толстая, а толстых никто не любит», «я маленького роста, а девушки любят высоких».

    Зачастую психологическая стигма появляется на фоне физического недуга. Допустим, человек считает, что он немощный инвалид, с которым никто не захочет заводить семью. Проблема заключается в том, что лицо с таким клеймом начинает прятаться от общества, как от стрессора, жалеть себя, ограничивать и все неудачи списывать на свое клеймо.

    Очень часто это наблюдается у ветеранов военных действий, которые получили увечья, ограничивающие их способность к передвижению, а проще говоря — стали инвалидами. Они настроены на неудачу или даже вовсе отказываются от попыток что-либо предпринять, накручивая себя: «Я же инвалид, у меня ничего не получится, я никому не нужен, потому что обуза».

    То же самое происходит с девушками, страдающими излишним весом. Они или зацикливаются на своей внешности и ведут затворнический образ жизни, сторонясь общения с противоположным полом, или доводят себя до анорексии. Таким образом, стигма становится причиной самобичевания и самоуничтожения.

    Социальная стигматизация

    Социальная стигматизация — это явление, когда человеку «ставят клеймо», исходя из его положения в обществе.

    Самым выдающимся примером такого рода стигмы являются бывшие осужденные. После выхода из исправительного учреждения на этих людей продолжают смотреть как на уголовников, «от него можно ожидать чего угодно», «зэков бывших не бывает». Как и в случае с психически больными.

    Вышедшим на свободу очень сложно адаптироваться к общественной жизни. Они так и остаются на «галерке общества» или снова попадают в исправительные колонии. В большинстве случаев из-за невозможности построить нормальную жизнь. И здесь уже можно заметить, как социальная стигматизация сворачивается в психологическую.

    К этой категории можно отнести детей-сирот, живущих в детских домах, им очень часто, хоть это и внешне порицается, заочно присваивается звание «будущих уголовников».

    Еще пример: девушка, не вышедшая замуж до 25 лет — «старая дева и никому не нужна». Очень сильно подвергаются стигматизации представители нетрадиционной ориентации. Людей, живущих в деревнях и селах, принято считать «недалекими».

    Культурная стигматизация

    Широко представлена социальная стигматизация в этническом контексте: «евреи — хитрые», «русские — дураки», «украинцы — жадные», «немцы — фашисты», «негры — наркоманы и преступники». В принципе, любой анекдот, да и сатира тоже — это высмеивание стигмы человека или целой социальной группы.

    Стигматизация часто рождает дискриминацию: этническую, расовую и даже гендерную. Масштабы трагедий, в основе которых лежали предубеждения о несовершенстве того или иного народа, пола, очень хорошо видны в истории человечества. Крестовые походы, обращение в рабство приводили к уничтожению многих людей, даже целых народностей.

    Во времена инквизиции многим женщинам навешивался ярлык «ведьма», особо-то и делать ничего не нужно было для того, чтобы подвергнуться пыткам и истязаниям.

    Последствия стигматизации для человека

    У всех людей со стигмой наблюдается примерно одинаковая модель поведения. Стесняясь своего «несовершенства», они стремятся избегать общества, скрывают наличие у себя «порока», оправдывают все своим «недостатком».

    Такие боятся подвергнуться критике, зачастую свою жизнь строят так, чтобы максимально соответствовать понятию «нормальный человек».

    Индивид со стигмой скрывает наличие ее у себя, уничтожая таким образом свою жизнь. Смыслом и целью существования становится желание, чтобы никто не догадался, что у него есть порочащий его недостаток. Как следствие появляются неврозы, депрессивные состояния, личность становится замкнутой, развиваются разного рода психосоматические заболевания. И что самое ужасное, это может привести к суициду.

    Примером негативных последствий от сокрытия стигмы служит лонгитюдное исследование, которое показало, что степень прогрессирования СПИДа у мужчин-гомосексуалистов, не скрывавших свою сексуальную ориентацию, гораздо ниже, чем у тех, кто всячески старался утаить от окружающих свою гомосексуальность.

    Иногда можно наблюдать «положительные» проявления стигмы. Например, когда одобряют боксера за ум, нехарактерный для данного вида спорта, или наоборот, шахматиста хвалят за силу. Такого рода «комплименты» могут обидеть гораздо сильней традиционных форм дискриминации.

    Особенности профилактики стигматизации в обществе

    Каким бы ни было какое-либо явление, смысл заключается в том, что мы с раннего детства приучаем своих детей навешивать ярлыки, говоря им, что «этот дядя чужой и опасный», «не дружи с этим мальчиком, он плохой». Безусловно, люди хотят защитить и оградить своих детей от неприятностей, но важна форма, в которой это делается.

    Обычно у нас нет ни слов, ни желания объяснить малышу, почему мы предостерегаем его от общения с незнакомым человеком. Мы просто вкладываем в его память негативный опыт, готовый конструкт «чужой-плохой». Родители не объясняют своему чаду, почему они не хотят, чтобы он дружил с кем-то из сверстников во дворе, и что плохого тот сделал, а просто вешается ярлык, который не подлежит сомнению.

    И уже в школе можно наблюдать плоды такого своего воспитания, когда стигматизации подвергается любой хоть чем-нибудь непохожий на других ребенок.

    К профилактическим можно отнести такие меры:

      Общая гуманизация общества. Это должно происходить еще с детских лет в семье, потом в образовательных институтах. Необходимо формировать такие качества, как толерантность, лояльность. Сейчас в школах, например, вводят инклюзивное образование. Это значит, что внедряются классы, в которых учатся обычные ребята и «дети с особенными потребностями».

    Просвещение и повышение общей культуры общества и социального уровня жизни. Ни для кого не секрет, что именно бытовая неустроенность, недостаток образования и культуры зачастую толкает людей к «порочному образу жизни», если, конечно, речь не идет о врожденных недугах. Люди должны знать примеры, когда человек со стигмой развивается, добивается успеха и становится вполне счастливым. Знаменитый Альберт Эйнштейн, а также изобретатель телефона Александр Белл страдали задержкой интеллектуального развития. Томас Эдисон не мог читать до 12 лет. Известный английский физик Стивен Хокинг потерял способность ходить и утратил дар речи. Все они стали знаменитыми и успешными в жизни.

  • Информирование о стигматизирующих факторах. Здесь речь идет о юридической, медицинской, психологической осведомленности. Проще говоря, люди должны знать «что такое хорошо и что такое плохо», к чему приводит самостигматизация или навешивание социальных ярлыков на других. Каждый должен осознавать меру ответственности за свои слова и поступки, чтобы формировалось чувство сопричастности по отношению к окружающему миру, и человек не закрывался в своей «скорлупе», делая вид, что «меня это не касается».
  • Что такое стигматизация — смотрите на видео:

    Оцените статью
    Добавить комментарий